Зелёное дело: сколько можно заработать на сортировке мусора

Зелёное дело: сколько можно заработать на сортировке мусора

Автор: Ирина Бризетко
В 2015 году Олег Пауков открыл компанию «Зелёное Дело». За 4 года работы он собрал 1507 тонн мусора, 1435 тонн из которых отправил на переработку. Макулатуру, пластик, картон, жестяные и алюминиевые банки и батарейки он забирает у жителей Калининградской области и сдаёт переработчикам. Как родился бизнес из отходов и за счёт чего удалось выжить в те времена, когда российский мусор почти перестали покупать за границей?
Нужно определиться
До «Зелёного дела» я много, где проработал: и на стройке, и в такси. В 2015 году мне стало скучно работать по найму. Тогда я слушал радио «Маяк», и у нас образовалась группа радиолюбителей в соцсети. Мы все были очень дружны. Один радиослушатель из Екатеринбурга пригласил меня в гости и предложил работу. Я поехал. Но с работой тогда не сложилось.
В тот период я видел, сколько производится мусора, и мысли, что это можно сдавать на переработку и получать какие-то деньги, не покидали меня. Но как это всё организовать, я не знал. И тут в Екатеринбурге я заснул под включенный телевизор. Проснулся на разговорах о картоне, мусоре, вывозе. Позже нашёл в интернете этот новостной сюжет. В нём рассказывалось о двух бизнесменах из Воронежа, которые потеряли строительный бизнес и стали ездить по придомовым территориям и отбирать, сортировать, сдавать на переработку картон. Через какое-то время у них появился завод, а теперь они крупнейшие переработчики картона в Черноземье.

Сейчас я понимаю, что это миф, всё было не так. Без денег быстро не вырастешь. У них были хорошие вложения. Но суть в том, что эта история стала для меня примером. Я предложил товарищам на Урале узнать, что куда сдавать, где принимают мусор. Они сказали: «Да нет, это ерунда какая-то».

Тогда я позвонил в Калининград своей знакомой и попросил узнать, как сбор мусора организован там. Она предположила, что, в принципе, этим можно заниматься. К тому же в Калининграде я знал больше людей. Принятие решения у меня заняло полсуток, я вернулся.
Бизнес-план и первая схема работы
Я вступил в Союз Переработчиков и начал звонить тем, кто в нём состоял: уточнял, что и в каком количестве принимается на переработку. Везде фигурировали объёмы от 500 кг. Стал думать, где их взять. У больших магазинов и предприятий переработчики уже сами забирали товар. Пришла мысль забирать мусор у населения: я нашёл в открытых данных статистику — почти 60% отходов, грубо говоря, образуется от жилого, частного сектора. Прибавил к ним торгово-офисные центры.

Начал искать инвестора. Кредит я брать не хотел, потому что не понимал, как стабильно всё будет работать. Я составил бизнес-план, нашёл человека, заинтересованного во вложениях в этот бизнес. Он мне в течение четырёх месяцев говорил: «Это так, это не так, посчитай мне то, посчитай это». Я понял, что так я и буду всё время к нему ездить и заниматься расчётами. А мне уже хотелось заниматься делами. В итоге потенциальный инвестор сам мне сказал: «Поработай сначала на свои деньги, а потом посмотрим». Я начал работать один.

По бизнес-плану на первоначальном этапе мне нужны были три машины и порядка 1,5 млн рублей. Окупаемость предполагалась уже на четвёртый месяц (я к этому на практике и пришёл). Метод я уже знал: несортированное никому не надо. А сортированное – это самая трудозатратная часть, но её можно облегчить: организовать сортировку проще. В первый месяц я собрал 5 тонн мусора, во второй – объём удвоился, и так пошло по нарастающей.

Я продал свой легковой автомобиль, купил «каблучок» [прим.ред. — ИЖ-2715], а рядом с домом, в котором жил, построил два сарая и предположил, что буду складировать мусор туда, чтобы копить до 500 кг. На деле оказалось всё ещё проще: к переработчикам можно приехать самому хоть с одним листом бумаги. И я стал отвозить мусор сам. А хозпостройки переориентировал для сортировки и накопления разных видов отходов.

Стал забирать из офисов макулатуру объёмом от 5 кг. Вышло, что это оптимальный объём: так, чтобы можно было хранить бумагу, и чтобы в то же время она никому не мешала. Где видел ненужный картон, просто забирал и отвозил в пункты приёма.
Вложения
Первые мои вложения – 500 рублей. Я на них заправил машину, чтобы съездить и забрать мусор. Всё. Больше у меня не было вложений. Дальше я собирал, сортировал, продавал и из остатка от вырученных денег вычитал покупку сырья. В первый месяц я заработал 2 тыс. рублей. Во второй – 6 тыс. рублей. У меня был рост по 400—600%. На четвёртый месяц я вышел на 20 тыс. рублей по прибыли.

Мусор у населения я покупал, но бывало, что люди его просто так отдавали. Всегда по-разному: иногда 50 кг куплю, а 200 кг мне отдадут, а иногда наоборот.
Рутина
Утро начиналось с того, что я брал телефонный справочник и обзванивал по алфавитному порядку организации:

– Есть ли у вас макулатура?
– Да, есть.
– Я могу приехать забрать. Хотите?
– Да, хотим.

С небольшими фирмами работа наладилась, но я не знал, как мне перейти на жителей: я же не буду каждому звонить домой, нет такого справочника.

Листая ленту соцсетей, мне случайно попалась информация, что в одном из благотворительных фондов произошла кража. Ситуация неприятная, но по комментариям я понял, что этом фонду можно доверять. Я сделал фонду предложение:

«Вы говорите своим жертвователям, что можно поучаствовать в деятельности по сдаче макулатуры, а я буду у вас эту макулатуру в два раза дороже покупать».

Получалось, что у меня не было никакой доходности при работе с фондом (даже в убыток), но я получал таким образом распространение информации о своей деятельности. Всё сработало: люди приносили макулатуру в фонд, там она аккумулировалась, мне звонили, я приезжал, забирал и оплачивал. Всем было удобно.

Расширение деятельности
На тот момент в городе было четыре компании, которые занимались приёмом макулатуры, три принимали пластик, металл – десятки. Я возил тем, кто был территориально ближе ко мне. Цены примерно одинаковые: 5 рублей за килограмм макулатуры в 2015 году.

В какой-то момент один из переработчиков сделал мне предложение: «Мы дадим тебе чуть больше закупочную цену и беспроцентную аренду микроавтобуса, а ты будешь отдавать на переработку только нам».

Схема была такая: утром отвозил отсортированное со вчерашнего дня, получал деньги, возвращался домой, делал порядка 30 звонков, составлял список тех, кто был готов сдать макулатуру, и уезжал за мусором. Потом рабочий день у других завершался, у меня – нет. Если не успевал отсортировать, заканчивал примерно к 2 часам ночи. Мне надо было быстро всё это делать.
Хорошо, если забираешь уже отсортированный мусор, но часто сдавали всё подряд: книги, журналы, какую угодно бумагу. Я привозил к себе, бросал как попало, это занимало много места, потому что аккуратно складывать некогда было, так как было большое количество заявок, надо было приехать ко всем. Сортировка заключалась в том, чтобы откладывать журналы к журналам, картон к картону, всё это разделить на части. В 2015 году я ещё работал один.

Весной 2016 года меня позвали поучаствовать в экологическом мероприятии. Я знал, что там будет девушка, которая устраивала мероприятия экологического направления и понимала в бухгалтерии. Тогда я оформлял ИП, мне нужен был бухгалтер: у меня знаний хватало, но не хватало меня. На мероприятии мы пообщались. Она собиралась уходить работать в крупную компанию, но я каким-то чудом её переманил. Нас стало двое. Поначалу она даже сортировала макулатуру вместе со мной и одновременно работала как бухгалтер.

Потом о «Зелёном деле» написал журналист «Комсомольской правды». После выхода статьи у меня оборвали телефон. Моих хозпостроек стало не хватать, скупщик предложил мне сделать пункт предприёма. Я нашёл место под него. Тогда же на нас вышел ещё один благотворительный фонд, и мы провели совместную акцию по сбору пластика.
Рост объёмов
В октябре 2016 года я открыл пункт приёма, в том же октябре мы заработали денег, чтобы нанять двух людей в помощь на сортировку: я знал, что хотя бы на два месяца вперёд я смогу выплатить им зарплату. С ними дело пошло быстрее, и мы «заработали» ещё на двоих сотрудников. Потом взяли ещё один микроавтобус и наняли второго водителя. Объёмы возросли – мы сдавали по 80 тонн мусора в месяц. Это только от жителей и малых офисных предприятий, и мы охватывали, может, только 5% мусора в регионе (в основном, собирали макулатуру и пластик).

Тогда же один из моих клиентов сделал мне сайт. Я стал принимать заявки онлайн. Потом зашёл в соцсети. Суммарно по всем соцсетям (ВК и Facebook) у меня сейчас более 10 тыс. подписчиков.
В какой-то момент мне стало скучно просто ездить и собирать мусор. Я стал придумывать мероприятия. Мы провели субботник по раздельному сбору мусора и стали подключать всё больше жителей в этот процесс. Начали проводить обучающие акции в детских садах и школах.

В 2017 году позвонили из Торгово-промышленной палаты и предложили подать заявку на конкурс «Янтарный меркурий». На нём мы получили две награды — «Лучшее малое предприятие» и «Креативная индустрия». Финансового приза не было, но получение этих премий добавило серьёзности проекту, и у нас появился статус для участия в других конкурсах.

В тот же период подешевело сырьё, и соответственно уменьшился доход. При увеличившимся штате и возросшей на 300% моей личной занятости я понял, что мы не справляемся. Я думал, где взять деньги. Не хотел брать кредиты, риски у бизнеса большие. И тогда мне предложили подать заявку в фонд «Наше будущее», который выбирает лучшего социального предпринимателя России.

Я отправил заявку, о моей деятельности сняли сюжет. Я победил. Была вручена денежная премия, которая и стала финансовым фундаментом (250 тысяч рублей: это немного, но это покрывало зарплату сотрудников и затраты на ремонт машины).

За два месяца на эти деньги я смог получить новые знания и структурировать весь процесс.

Я стал свободным, ушла тревожность, отключился от рутинного сбора, перепоручив эти функции, и занялся организационными вопросами и налаживанием контактов с людьми из России, занимающимися аналогичным делом.
Сопутствующие проекты

Мы сделали совместный проект с региональными управляющими компаниями по сбору энергосберегающих ламп: УК организует приём того мусора, который мы берём. Мы его покупаем, но денежные средства перечисляем только после того, как УК сдала на обезвреживание энергосберегающие и ртутьсодержащие лампы.

Есть проект «Экодвор» по сбору раздельного мусора во дворе одного из калининградских домов. Эту акцию мы проводим раз в неделю. Есть такая организация «ЭКА» — это общероссийская общественная организация, которая занимается различными экологическими проектами по всей стране. Меня им кто-то порекомендовал, они пригласили стать их координатором в Калининградской области. Сейчас координатор уже другой, я не участвую, только забираю мусор.

Со студентами-бухгалтерами был совместный проект по расчётам запуска производства торфяных горшочков. Они сделали все расчёты, заняли с этим проектом первое место в университетском конкурсе. Идея заключается в том, чтобы перерабатывать макулатуру в горшочки для посадки растений, которые заменят пластиковые. Торфяные ёмкости являются одновременно удобрениями для растений. Для запуска малого производства горшочков нужно 1 млн 300 тыс. рублей. Оборудования никакого сложного нет.
Ещё есть идея по производству туалетной бумаги и полотенец из вторсырья. Можно хоть завтра сделать, вложения минимальные. Но, во-первых, подобных проектов сейчас много, во-вторых, меньших трудозатрат стоит просто сдать макулатуру. Третье – это скучновато. Туалетная бумага делается из двух видов макулатуры, а у нас сейчас провисает ещё три вида, которые некуда деть. Нужно сотрудничество с химиками, которые бы придумали раствор для переработки ещё бумаги, пока не используемой под вторсырьё.

В голове проектов полно: какие-то дорогие, какие-то нет. У меня есть дорогостоящий проект дорожного покрытия, им заинтересовались в министерстве обороны. Соединяются резина, стекло и пластик, получается материал для дорожного покрытия, которое может быть уложено в труднодоступных местах. Его можно класть как лего, прикрепляя по километру друг за другом. Научный сотрудник подтвердила, что можно это всё соединить. Для запуска производства нужно примерно 30 млн рублей.
Кризис 2018 года и «закрытие» границ
Я не могу заниматься вплотную сейчас новыми проектами, потому что в 2018 году «закрылись» границы – были внесены изменения в федеральное законодательство. Континентальных россиян оно, по сути, никак не коснулось. А калининградцев обязали платить пошлину за вывоз. У нас своей переработки пластика в регионе нет, по переработке макулатуры – один завод-монополист. До 2018 года многие переработчики продавали мусор в другие российские регионы и в Европу. Сейчас страны Европы снизили цену на приём для Калининградской области. Стало невыгодно туда продавать.

Чтобы вывозить в другие страны, целесообразно собрать как минимум одну фуру гранулированного полиэтилена. То есть купить оборудование для гранулирования. Гранулы должны отвечать требуемым заводом стандартам качества, и если там что-то пойдёт не так (в грануле будет воздух), какую-то часть могут забраковать, а то и полностью всю партию. Это слишком рискованно. И если, например, так произойдет, тогда я закрываюсь сразу же. Мне нужны оборотные средства на случай, если будет забракован товар.
В Литве завод-переработчик покупает у жителей отходы, потом приходит с чеками в администрацию, ему компенсируют 100% на закупку: и ему хорошо, и государству хорошо, и жителям хорошо. У нас такого нет.

Как пережили 2018 год? Было 4 этапа снижения цены на прием. Я сначала начал экономить на топливе, увеличив партию приёма до 30 кг. Люди стали кооперироваться друг с другом. Но в итоге меньше мусора не стало.

Я стал переходить на качество: забирал мусор уже отсортированным. На следующий месяц после введения новых правил приёма у меня резко снизилось количество обращений, потому что жители сортировать не хотели. Но потом всё вернулось на свои места. Я забираю те же объёмы, но уже не трачусь на сортировщиков. Плюс я больше не беру то, что не принимают в переработку. Перестал принимать пластик (он и так всегда был убыточным) и стал сокращать сотрудников: до 2018 года у нас работало 8 человек, 6 из них ушли. Я отказался от одного автомобиля. Остались я, моя помощница и одна машина.
Что сейчас
В 2019 году я вернулся к тем объёмам, которые у меня были до кризиса. Понял, что вышел на стабильность. И я сейчас потихоньку начал принимать новых сотрудников. Мне важно, чтобы человек за два дня понял, что он делает. Если он «с экологической зависимостью», но не справляющийся с сортировкой, я привлекаю его на мероприятия.

Расширяться я планирую переходом на производство. Что первое выстрелит, я не знаю. Сейчас начали уже поступать предложения о партнёрстве, я стал отправлять заявки на гранты. Проектов хватает: то же самое производство бумажных полотенец, если будет приносить доход и будет мало рискованно, можно запустить. Расширяться я буду только основываясь на производстве, не на «купи-продай». Перепродажа, конечно, играет весомую роль, я зарабатываю на этом и продвигаю экологические полезности, но очень непостоянно и стало скучно.
Про деньги
В самый хороший период организации мы зарабатывали около 300 тысяч в месяц на мусоре. Сейчас – около 80 тысяч.
Про чиновников
Власть не мешает. Но я никогда не приходил ни к властям, ни в поликлинику с отношением, что «вы мне должны». Это неправильно. Тут получается так: я делаю своё дело, а чиновники это замечают и обращаются ко мне как к эксперту за помощью в реализации каких-то проектов.
Советы

  • Предприниматели из других регионов часто обращаются с вопросом, как начать заниматься подобным делом. Нужно либо больше работать, чем я на первоначальном этапе, либо иметь начальный капитал. Я оборотом взял, мне некогда было тратить деньги. Спал по 4 часа. Нужно первое время работать много, чтобы запустить процесс. На гору дотащил камень, потом он сам покатится.

  • Запускать проект нужно одному. Максимум – с одним помощником (не партнером). Бывают месяцы в минус: сломалась машина, мало заявок и пр.
  • Нужно грамотно распределять логистику заявок: чтобы не ездить с одного конца города на другой. Обращать внимание на вид мусора и количество затраченного топлива: стараться как можно меньше ездить и загружать более дорогой мусор. Четко выстраивать пропорцию: сырьё с большей стоимостью должно преобладать над тем, которое стоит меньше.

  • Время – деньги. У меня был открытый пункт приёма, туда можно было привезти мусор в любое время. Сейчас туда можно приехать, только когда я там, а я там очень редко. Я потерял в деньгах и в объёмах, но выиграл в том, что не трачу время на сортировку того, что мне привозят.

  • Когда ты что-то делаешь, у тебя должна быть цель, к которой ты должен прийти. Если ты к этой цели пришёл, значит, у тебя должна быть следующая цель. Если понимаешь, что послезавтра придёшь к этой цели, тебе нужна уже следующая. Вот только тогда интересно, тогда получается. А не когда ты, как бильярдный шар, болтаешься, — это ни к чему не приведёт.

~