Вести бизнес в соответствии с «зелеными» стандартами российские компании начали еще несколько лет назад. Сначала это были единичные организации, но постепенно ESG‑стратегии внедрило большинство крупнейших корпораций. Все чаще такой подход можно встретить и в российских банках, которые уже перешли от теории к практике.

23 июня
Анна Бельчик

Центральные банки уже около пяти лет активно формируют и реализуют политику бережного отношения к экологии планеты и ответственного управления как энергетическими, так и человеческими ресурсами. Коммерческие же стали массово присоединяться к этому движению в последние два года. Для всего финансового сектора внедрение ESG-стратегии – это долгосрочные вложения в себя и в окружающую среду: реализованные сегодня меры помогут организациям не только оказать позитивное влияние на мир в целом, но и обеспечить эффективную бизнес-модель для своего внутреннего развития. Ведь все большее количество инвесторов выбирает компании именно с ESG-составляющей.

Финансирование и инвестирование в компании, не придающие внимание учету ESG-факторов, в случае их дефолта (вероятность которого оценивается более высоко по сравнению с «устойчивыми» конкурентами) приведет к возрастанию кредитного риска для самого финансового института.

Инструкция сверху

И если отследить движение денежных средств между счетами, специально открытыми для реализации ESG-проектов, – задача вполне тривиальная, то оценить эффективность проекта именно в экологическом плане, не говоря уже о социальном, куда сложнее. Ведь речь идет не только o качественных результатах проектов, но и об их количественной оценке.

Таким образом, основная проблема, развернувшаяся перед регуляторами из разных стран, заключается в установлении четких и измеримых критериев для признания деятельности «зеленой». Они должны максимально затруднить практику гринвошинга (greenwashing – «зеленая промывка» – англ.) и защитить потребителей от «экологических» подделок.Регуляторы различных стран развивают ESG-направление как поодиночке, так и вместе. Для наиболее эффективного «зеленого» бизнес-подхода и борьбы с изменениями климата общими усилиями в 2017 году они объединились в специальное Сообщество центральных банков и надзорных органов по повышению экологичности финансовой системы (NGFS). Инициатором такого объединения выступил Банк Франции. За пять лет количество членов сообщества выросло в 10 раз – с 8 до 80 участников. Сейчас в NGFS представлены пять континентов, на которые приходится свыше половины всех мировых выбросов парниковых газов.Таким образом, основная проблема, развернувшаяся перед регуляторами из разных стран, заключается в установлении четких и измеримых критериев для признания деятельности «зеленой». Они должны максимально затруднить практику гринвошинга (greenwashing – «зеленая промывка» – англ.) и защитить потребителей от «экологических» подделок.

7 ESG-приоритетов ПСБ

  • участие в реализации национальных проектов и программ, в том числе связанных с «зеленой» экономикой
  • участие в жизни сообществ
  • поддержка проектов, рассчитанных на высокую экологическую и социальную отдачу
  • добросовестные деловые практики клиентоориентированность ответственная трудовая практика корпоративная экологическая политика

В 2019 году к сообществу присоединился и Банк России. Сейчас он реализует три основных направления ESG-повестки: разрабатывает инструменты для финансирования проектов в сфере устойчивого развития, формирует подходы к подготовке нефинансовой отчетности публичных акционерных обществ с акцентом на климатические риски и изучает влияние ESG-рисков на стабильность финансовой системы России в целом.

По словам первого заместителя председателя Банка России Сергея Швецова, центральные банки крайне осторожно подходят к идее использования денежно-кредитной политики (ДКП) в качестве инструмента для стимулирования перехода к низкоуглеродной экономике.

«Есть угроза «перегруза» денежно-кредитной политики дополнительными целями, что может затруднить достижение ценовой стабильности. И даже те центральные банки, которые видят роль ДКП в климатической повестке, пока еще находятся на очень ранней стадии возможного введения практических мер», – поясняет Сергей Швецов.

Частный подход

По мнению заместителя председателя ПСБ Владимира Катренко, банковский сектор России сейчас находится «на переднем крае происходящих процессов». Ключевой задачей кредитных организаций в сфере ESG является финансирование проектов, просветительская функция и продвижение «экологической» экспертизы. Например, банки оказывают клиентам консультации по ESG-трансформации и предлагают подходящие для этого финансовые продукты.

Коммерческие банки действительно постепенно внедряют ESG-стандарты в свою деятельность, оттачивая собственные практики и оценивая соответствующие риски. Несмотря на то, что в подобном режиме российские финансовые организации «живут» всего пару лет, сделано уже немало.

ПСБ развивает комплексную ESG-стратегию последние несколько лет. В ее основе – снижение негативного воздействия на климатические изменения и экологию в целом. Помимо этого, банк активно совершенствует внутрикорпоративную культуру. У кредитной организации есть весь необходимый инструментарий и ресурсы для финансирования экологических и социально значимых проектов. При поддержке ПСБ происходит реконструкция очистных сооружений правого берега Ангары – это часть программы сохранения озера Байкал. Также банк финансирует строительство комплекса биологической очистки в Волгограде и помогает ГК «Росатом» в строительстве комплекса по утилизации опасных отходов. Кроме того, ПСБ финансирует энергосервисные контракты и участвует в проекте по внедрению лучших доступных технологий в целях охраны окружающей среды.

«ПСБ еще в 2020 году начал формировать комплексный подход к управлению социальными и экологическими аспектами своей деятельности, осознавая значимость вопросов устойчивого развития. Мы не просто разработали полноценную внутреннюю ESG-политику и создали группу для ее реализации, но и внедрили принципы устойчивого развития в стратегию самого банка», – рассказывает заместитель председателя ПСБ Владимир Катренко.

Согласно анализу публичной отчетности всех зарегистрированных в России банков:

10% применяют какие‑либо ESG‑методы;

40% применяют практику корпоративной социальной ответственности (КСО);

менее 1% банков публикуют ESG‑отчетность отдельным документом или посвящают этому часть годового отчета.

Источник: Deloitte

Отношение российских банков к ESG:

15% уже сейчас считают ESG‑факторы существенными для работы;

30% ожидают, что учет ESG будет существенным через три года;

40% уверены, что через три года изменение климата начнет влиять на их финансовые результаты; 20% прогнозируют, что через три года существенно повысится роль ESG‑рейтингов для принятия решений инвесторами и кредиторами;

менее 20% понимают, какая информация в отношении ESG наиболее важна для инвесторов и кредиторов.

Источник: Deloitte

В нашей стране урегулированы вопросы выпуска одной из разновидностей финансовых инструментов устойчивого развития – «зеленых» и «социальных» облигаций. В декабре 2019 года Банк России утвердил новое положение «О стандартах эмиссии ценных бумаг», включив в него отдельные главы, посвященные выпуску целевых облигаций для решения экологических и социальных проблем. Денежные средства от их размещения направляются на цели, связанные с финансированием и (или) рефинансированием экологических или социальных проектов, причем тех, которые соответствуют всемирно признанным принципам и стандартам ESG-финансирования. Владельцы облигаций получают право требовать их досрочного погашения в случае нецелевого использования средств.

Социально-экологическая повестка Сбербанка включает в себя четыре основных пункта: воздействие на окружающую среду, заботу об обществе, ответственность перед клиентами и создание эффективных команд внутри компании. Кредитная организация уделяет большое внимание эффективному потреблению ресурсов (сохраняя деревья и снижая общий объем энергопотребления), а также развитию доступности своих продуктов и услуг, не забывая и о благотворительности. Совершенствование корпоративной культуры, особенно с учетом большого количества сотрудников, – еще одна актуальная задача для банка.

ВТБ готовится начать выдачу «зеленых» продуктов розничным клиентам до конца 2021 года. В планах – «экоипотека» в домах с высоким классом энергоэффективности и пониженными затратами на энергопотребление, льготные автокредиты на электроавтомобили и даже новый формат офисов без людей.

Газпромбанк финансирует компании, которые сами продвигают ценности ESG. Речь об инвестиционных программах по созданию свинокомплексов для борьбы с голодом, а также различных медицинских учреждений для повышения уровня здоровья соотечественников. Кроме того, банк поддерживает строительство очистных сооружений в разных городах России для обеспечения населения чистой водой.

«Банки обладают более полной картиной тех процессов, которые происходят в экономике и бизнесе клиента: мы сами в них участвуем, ощущаем тенденции по прямым или косвенным признакам, – уверен Владимир Катренко, заместитель председателя ПСБ. – Мы умеем работать с разными категориями рисков, включая нефинансовые. Сейчас, в ответ на формирующийся запрос со стороны стейкхолдеров, происходит внедрение ESG-принципов в стратегию, организационную структуру, отчетность, деятельность кредитных и финансовых организаций в целом. Банки хорошо понимают, что это важно и для нас, и для тех, с кем мы работаем – компаний реального сектора. А также для правительства и Банка России. Мы задаем направление развития. Роль банков в этом процессе будет только возрастать».

Исполнительный директор аналитического центра «Форум» Екатерина Голуб обращает внимание на двойственную роль финансового сектора в вопросах ESG. С одной стороны, он должен отвечать на запрос разных индустрий в финансировании декарбонизации, а с другой – может и, скорее всего, будет выступать двигателем этих процессов.

«Регулирование финансово-банковского сектора – более жесткое. Центральные банки многих стран уже моделируют климатические сценарии и пробуют проводить стресс-тесты. Весной этого года Базельский комитет сообщил, что пока не видит необходимости дополнять свои стандарты климатическим риском. Но исследования продолжаются, мы видим шаги по стресс-тестированию и в Европе, и в США – так или иначе, вопросы изменения климата найдут свое отражение в надзоре над финансовыми учреждениями», – считает Екатерина Голуб.

В этом случае, добавляет она, доступ к финансированию для компаний, не стремящихся к сокращению своего углеродного следа, может сократиться.

В нашей стране урегулированы вопросы выпуска одной из разновидностей финансовых инструментов устойчивого развития – «зеленых» и «социальных» облигаций. В декабре 2019 года Банк России утвердил новое положение «О стандартах эмиссии ценных бумаг», включив в него отдельные главы, посвященные выпуску целевых облигаций для решения экологических и социальных проблем. Денежные средства от их размещения направляются на цели, связанные с финансированием и (или) рефинансированием экологических или социальных проектов, причем тех, которые соответствуют всемирно признанным принципам и стандартам ESG-финансирования. Владельцы облигаций получают право требовать их досрочного погашения в случае нецелевого использования средств.

В России нет обязательных требований к раскрытию компаниями ESG-информации. В то же время растет число компаний, готовящих ESG-отчеты на добровольной основе (в том числе и ПСБ). На пути к обеспечению единообразия подходов к нефинансовой отчетности Банк России выпустил рекомендации по раскрытию публичными акционерными обществами нефинансовой информации об их деятельности, взяв за основу предложения TCFD. Один из принципов этих рекомендаций – «соблюдай или объясни».

теги:
Поделиться:
Напишите что-нибудь и нажмите Enter