России удалось избежать существенных экономических потерь из-за пандемии. Спад реального ВВП по итогам 2020 года составил 3,1%, что на 1-3 процентных пункта ниже прогнозов Минэкономразвития, ЦБ и МВФ. За счет чего удалось нивелировать риски?

26 апреля
Тамара Клочкова

В исследовании «Цифровой поворот. Экономические последствия пандемии и новые стратегии», проведенном РАНХиГС, Synopsis Group и Центром подготовки руководителей и команд цифровой трансформации, говорится, что пандемия COVID-19 оказала заметное влияние на экономическое положение бизнеса и населения. Две трети представителей российского бизнеса считают, что в 2020 году и сейчас – в новой реальности – вести бизнес стало тяжелее.

Жертвы и бенефициары локдауна

В обществе сформировалось «ожидание долгой зимы»: представители населения, бизнеса и государства едины во мнении, что для восстановления экономики понадобится длительный срок – от двух до пяти лет.

Две трети представителей российского бизнеса считают, что в 2020 году и сейчас – в новой реальности – вести бизнес стало тяжелее

По данным аналитического отчета ПСБ, самое ощутимое снижение добавленной стоимости в 2020 году зафиксировано в деятельности гостиниц и общепита (–24,1%), культуре и спорте (–11,4%), в перевозках (–10,3%) и добыче полезных ископаемых (–10,2%). Сельское хозяйство, обрабатывающая промышленность, строительство, операции с недвижимостью, здравоохранение и связь показали динамику около нуля.

Существенный рост созданной добавленной стоимости был зафиксирован в области финансовых услуг и страхования (+7,9%), а также секторе госуправления, соцобеспечения и безопасности (+2,5%).

Представители бизнес-сообщества, участвовавшие в социологическом опросе, проведенном РАНХиГС, несколько по-другому ранжируют отрасли, более всего проигравшие и выигравшие от пандемии. В частности, на первое место среди самых пострадавших секторов экономики предприниматели ставят международный туризм (69%), гостиничный бизнес только на втором месте – за него проголосовало 63% респондентов. За ними следуют пассажирские перевозки (57%), сфера общественного питания (50%), бизнес в сфере культуры (45%), офлайн-развлечения (кинотеатры, выставки) (41%), спортивная индустрия (37%), beauty-сектор (33%), непродуктовый ретейл (26%).

Среди бенефициаров коронакризиса выделяют следующие отрасли: цифровые развлечения – за них проголосовали 44% опрошенных, онлайн-образование (44%), онлайн-ретейл (38%), продуктовый ретейл (36%), фарма (33%), медтех (26%), бизнес в сфере кибербезопасности (22%), внутренний туризм (14%), образовательные услуги (14%), транспорт и логистика (12%).

Таким образом, к основным бенефициарам кризиса предпринимательское сообщество относит, в первую очередь, отрасли, связанные с предоставлением онлайн-услуг. Переход рабочих процессов в «цифру» стал одним из главных способов противодействия кризисным факторам со стороны малого и среднего бизнеса.

На 7,9% выросла добавленная стоимость в финансовом секторе

В первую очередь предприниматели переводили в онлайн бухгалтерию и обмен документами с банком и контрагентами. «Мы начали переходить на электронный документооборот с нашими клиентами в этом году и уже видим положительный эффект. Что касается рабочих процессов, то они давно организованы у нас в облачных сервисах», – рассказывает o своем опыте Леонид, владелец издательского агентства из Москвы.

На 24,1% снизилась добавленная стоимость в гостиничном бизнесе в 2020 году

«Согласно опросам юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, которые проводил ПСБ, более 90% клиентов предпочитают мобильный и интернет-банк, – рассказывает вице-президент дирекции цифрового бизнеса ПСБ Роман Гаврилов. – Кредитные организации постоянно анализируют финансовое поведение и предпочтения клиентов, чтобы понимать их интересы и предвосхищать потребности, предлагая актуальные сервисы и продукты. И совершенно точно дистанционное банковское обслуживание ждет дальнейшая эволюция, которая будет тесно связана с большими данными». ПСБ уже сейчас широко использует возможности современных технологий и Big Data для привлечения клиентов, построения лучшего взаимодействия с ними и поддержания их лояльности.

«При этом число пользователей онлайн-банкинга увеличивается, а начавшаяся весной 2020 года пандемия еще больше подогрела интерес к дистанционным каналам», – добавляет Роман Гаврилов.

Уроки пандемии

Пандемия COVID-19 существенно изменила экономическую и социальную жизнь России и стала катализатором наметившихся ранее процессов цифровизации. Падение экономики нашей страны в 2020 году было существенно ниже, чем в других развитых и развивающихся странах. Это связано с тем, что основной удар коронавирус нанес по малому бизнесу, вклад которого в ВВП страны существенно меньше, чем в других странах. Государство оперативно отреагировало на ситуацию: бизнес из пострадавших отраслей и население смогли получить разнообразные меры государственной поддержки – льготные кредиты, отсрочку налоговых платежей и другое. Однако после того, как первая волна коронакризиса осталась позади, настало время сместить фокус госполитики с монетарных на регуляторные меры. Необходимо продолжить формировать благоприятные условия для ведения бизнеса: повышать доходы населения за счет создания новых или сохранения старых рабочих мест, а также развития новых компетенций, которые будут востребованы в цифровой экономике.

теги:
Поделиться:
Напишите что-нибудь и нажмите Enter