Принципы социально-ответственного инвестирования (ESG), были институционализированы генеральным секретарем ООН Кофи Аннаном еще в 2004 году и резко актуализировались в последние несколько лет. По итогам 2020 года под управлением ESG-фондов (Environmental, Social, Governance) было $1,65 триллионов. К 2024 году объем денег, которые будут инвестироваться в ответственные бизнесы, может достигнуть $53 триллионов. Разбираемся, что такое ESG-инвестирование и почему оно касается любого современного бизнеса. 

8 октября
Антон Бурсак

Нормы ответственного инвестирования в той или иной форме существовали всегда. Например, часть американских фондов и инвестбанков предпочитали не вкладывать деньги в проекты, связанные с порно, игорной индустрией и выращиванием, и переработкой марихуаны (речь о тех странах, где это разрешено законом). Последние несколько многие американские и европейские фонды  стараются не иметь дел с фондами из ОАЭ — после того, как на территории посольства Саудовской Аравии был убит независимый журналист Джамаль Хашогги. 

Для каждой сделки и для каждого фонда решение что этично, а что нет, принималось индивидуально, а главное, фонды открыто не заявляли о том, что следуют каким-то особым принципам, отличающимся от общепринятых. С появлением концепции ESG, появилось разделение на ESG и не ESG-фонды, хотя последних остается все меньше. 

Что такое ESG? 

ESG-инвестирование — это принцип инвестирования, при котором решение о вложениях средств в бизнес принимается на основе вклада компании в развитие общества. Вклад этот складывается из трех компонентов:

Environmental — Насколько компания активна в сфере защиты экологии и природной среды. 

Social  — бизнес должен обеспечивать сотрудникам достойные условия работы и равные возможности для трудоустройства, поддерживать общественные организации;

Governance — речь идет о стандартах, которыми руководствуется менеджмент бизнеса —  включая этические методы ведения бизнеса, гендерное разнообразие в совете директоров, соответствующую вкладу сотрудника оплату труда, общую прозрачность бизнеса.

Кроме того, существует отдельная категория инвестиций — SRI (Socially responsible investing). Они отличаются тем, что SRI — это инвестиции с учетом морально-этических принципов. В этом выбор базируется исключительно на моральной стороне вопроса: например, не инвестировать в производителей алкоголя, сигарет, оружия.

В противовес SRI и ESG-инвестициям существуют sin stocks, или «греховные акции» — инвестиции в компании, чья деятельность является спорной с морально-этической точки зрения, но приносит хорошую прибыль.

Лидером по развитию ESG пока остается Европа. Так, во втором квартале 2021 года по данным компании Mornigstar, европейские фонды привлекли $112,4 миллиардов ESG инвестиций, или 81% от общемирового объема. На втором месте США с долей в 13% привлеченных ESG-вложений. 

Россия пока несколько отстает от мировых трендов. Только в 2020 году несколько российских компаний получили крупные зеленые кредиты, или кредиты, привязанные к ESG-факторам. В частности, Polymetal получил зеленый кредит от банка Societe Generale на сумму $125 млн для финансирования проектов по переходу к устойчивой и низкоуглеродной экономике, а «Металлоинвест» внес изменения в условия синдицированного кредита на €200 млн, в котором процентная ставка привязана к ключевым показателям эффективности по устойчивому развитию. Компания «Северсталь» участвует в СП с «Роснано» и WindarRenovables по производству башен для ветроустановок в ответ на повышение спроса на зеленую энергетику и сокращение выбросов парниковых газов. 

Облигации с социальным подтекстом 

Что касается ESG-бумаг, то по данным исследования газеты «Коммерсант», к настоящему времени объем выпуска таких облигаций достиг 125 миллиардов рублей, но 100 миллиардов пришлось на бумаги РЖД. В 2020 году МКБ привлек привязанный к показателям ESG кредит на $20 миллионов от банка Landesbank Baden-Wuerttemberg, а в начале 2021 года социальные евробонды на $300 миллионов разместил Совкомбанк. На российском рынке обращаются паи пяти ESG-ПИФов с активами около 8 миллиардов рублей. Свои планы в отношении зеленых облигаций уже обнародовали ВЭБ, Росбанк, РЖД, ГТЛК, а также правительство Москвы. Социальные облигации планирует выпустить МТС. 

Весной этого года консалтинговая компания Deloitte провела исследование ESG практик в российских банках и пришла к неутешительным результатам. По данным исследования, только 10% банков в России применяют какие-либо ESG-методы, а 40% применяют практику корпоративной социальной ответственности.

Менее 1% банков публикуют ESG-отчетность отдельным документом или посвящают этому часть годового отчета. Наибольшее внимание ESG уделяют банки, заинтересованные в привлечении иностранных инвестиций в капитал или облигации. Около 15% банков считают существенным учитывать ESG-факторы в работе, 30% ожидают, что учет ESG будет существенным через три года;

Порядка 20% банков ожидают, что в течение этого периода существенно повысится роль ESG-рейтингов для принятия решений инвесторами и кредиторами, при этом менее 20% банков понимают, какая информация в отношении ESG наиболее важна для инвесторов и кредиторов.

ПСБ прорабатывает проекты государственно-частного партнерства по созданию и модернизации предприятий в соответствии с ESG-принципами, разрабатывает инструменты «зеленого» финансирования и принимает активное участие в финансировании экологических и социально значимых проектов.

При поддержке ПСБ реализуются инфраструктурные проекты по реконструкции очистных сооружений правого берега Ангары, что очень важно для сохранения нашей национальной гордости – озера Байкал. Мы финансируем строительство уникального комплекса биологической очистки в Волгограде, участвуем в создании комплекса по утилизации опасных отходов. Также банк внедряет ESG-принципы в свою стратегию, структуру, отчетность и операционную деятельность. Уверен, что «зеленое» финансирование приведет к значительному технологическому прогрессу, а также будет способствовать развитию прорывных технологий в промышленном секторе.

Популярность ESG-повестки не обошла стороной и внутреннюю сторону жизни компаний, сейчас подавляющее большинство крупных корпораций внедрили соответствующие практики в первую очередь в работе с персоналом. Например, волонтеры X5 Retail в период пандемии разносили продукты маломобильным гражданам, а сотрудники СИБУР коллективно занималась уборкой мусора. Часто за участие в таких активностях сотрудник может получать разного рода бонусы – скидки на корпоративный фитнес, поездки на семинары в Москву и проч. 

Во всем мире ESG набрало такой вес как фактор развития экономики, что иногда ESG-ценности становятся просто инструментом для манипуляции инвесторами. К примеру, стартап Nikola, занимающийся производством электрических тягачей, уличили в создании фейкового ролика. Они, якобы, просто отбуксировали неработающий автомобиль на вершину холма, откуда он съехал благодаря силе тяжести. Затем компании все же удалось создать прототип работающего электрического тягача, а расследование о фейковом видео она называет происками конкурентов.  

Принуждение к процветанию

Во всем мире развитие ESG-инвестирования зависит стимулов со стороны государства. К примеру, Китай недавно продемонстрировал достаточно спорный, но, как оказалось, вполне работоспособный вариант стимулирования ESG. Власти сначала усилили давление на крупнейшие компании. В частности, Alibaba Group оштрафовали в апреле этого года на $2,75 миллиардов за нарушение антимонопольного законодательства, а в декабре 2020 года финансовый регулятор заблокировал IPO дочерней компании интернет-гиганта Ant Group. Затем правительство через газеты резко раскритиковало игровую индустрию, в результате чего лидер этого рынка компания Tencent потеряла 23,4% стоимости акций, а ее капитализация снизилась на $170 миллиардов. Вскоре Alibaba Group сегодня объявила, что до 2025 года потратит $15,5 миллиардов на цели «всеобщего процветания» (так в Китае называют ESG). Ранее аналогичную сумму в $15,5 миллиардов обещала пожертвовать на те же цели Tencent Holdings. 

Очевидным преимуществом следования принципам ESG для бизнеса является возможность привлекать инвестиции от ESG-фондов, число которых постоянно растет. Но этим положительный эффект не ограничивается. По данным исследования, проведенного Оксфордским университетом, 88% компаний, внедривших принципы ESG-управления, отмечают рост операционной эффективности, а 80% компаний отметили положительное влияние этого шага на динамику курса своих акций на бирже. 

Напишите что-нибудь и нажмите Enter