Как изменились доходы россиян за время пандемии и что они придумали, чтобы сохранить прежний уровень жизни

30 июня
Елизавета Тусжанова

Самоизоляция длится уже третий месяц, за это время многим россиянам пришлось кардинально поменять свою жизнь. Предприниматели уходили в онлайн, если могли, остальные – учились выкручиваться в условиях задержки зарплаты, увольнений, неоплачиваемых отпусков. Конечно, кому-то повезло: доходы сохранились или даже выросли, кто-то стал инвестировать. Мы решили выяснить, насколько все плохо. Или хорошо.

Григорий

Я экономист по образованию, но сейчас занимаюсь разливным пивом (небольшой отдел в прикассовой зоне). Из-за пандемии изменения в моей работе конечно есть. Постоянные клиенты стали покупать меньше, но начали появляться новые, поэтому очень сложно оценить в какую сторону все изменилось. Если бы такого аномального притока «новеньких» не было бы, то было бы падение бизнеса раза в 2-3. Причина падения видится в снижении доходов покупателей.

Ситуация поставила крест на планах о развитии. Государство сказало идти куда подальше –  помощи не будет. Я уверен, что доходы мои вернутся на прежний уровень, главный вопрос – когда. Если коротко, то я вижу, что правительства у нас нет, а то, что им называется – машина для высасывания последней крови из людей.

Ольга

Я педагог, режиссёр, ведущая и продюсер детского видео. Основная работа –  заведующая учреждением культуры в Москве. Это клубная система, где занимаются в кружках дети и взрослые.

Мои доходы упали примерно на треть. Ушли все проекты, связанные с большим количеством людей. Наша сфера, наряду с ресторанами, пострадала больше всех.

Моя система трат поменялась: в первую очередь я коплю на аренду квартиры, во вторую – трачусь на еду. Вещи перестали покупать за ненадобностью, а вот компьютеры детям пришлось купить из-за дистанционного обучения.

Я нашла альтернативный источник дохода – онлайн занятия с детьми, запустила онлайн-курс «Мастер публичных выступлений». (olgasosina.ru) Для этого мне понадобился месяц, благо, у нас дома есть собственная видеостудия. Мои знакомые не могут запустить уже три месяца, потому что это дорого, а вложения окупаются годами. Еще за время карантина я создала обучающее видео по быстрому переходу на онлайн-формат для педагогов. https://youtu.be/cLYPdvcy2Bg

От государства я помощи пока не получала. Директор раздала всем педагогам, работающим в онлайне, по 2 тысячи рублей в апреле, как премию, и по 6 тысяч рублей в мае. Не знаю, откуда у нее эти деньги, возможно выделило государство.

В нашей сфере, есть ощущение, что кризис надолго. Минимум на год. Мой план – продолжать развиваться в онлайн-формате. Я уже сейчас делаю себе подушку безопасности и не надеюсь ни на кого, особенно на государство. Я рекламируюсь у блогеров, сама ищу клиентов – учеников для детской школы ведущих. Пока получается.

Вообще я не понимаю от кого мы должны ждать помощи, если ее никогда и не было. Мы всегда зарабатывали деньги собственной головой и руками, никто нам не помогал. И сейчас не ждём, работаем день и ночь в интернет-пространстве. Делаем мир лучше.

Я считаю, что после этого кризиса мы все очистимся. Это невероятный рывок в развитии цифрового мира, и эти навыки останутся с нами навсегда. Я уверена, что онлайн-уроки, которые я вынужденно начала вести в апреле, останутся со мной. Есть ученики, которым такой формат подходит гораздо больше, чем живой формат.

Ярослава

Моя основная профессия – пиарщик, организатор мероприятий и редактор. Всем этим я занималась в России до эмиграции. Пару лет назад я оказалась в Португалии, в прекрасном городке Эрисейра на берегу Атлантики, и через 4 месяца переехала сюда по приглашению близкого человека, гарантировавшего мне контракт на работу, жилье и получение ВНЖ.

Через несколько месяцев после переезда весь план оказался внезапно провальным, и я фактически оказалась на улице — без языка, без контракта, без доходов, с просроченной визой и с большим ущербом здоровью.

В кратчайшие сроки мне пришлось полностью сменить вектор жизни. За пару месяцев мне удалось определиться с жильем и собрать документы для легализации. Вопрос доходов и способов их получения в чужой стране также стоял очень остро. Так, в июле прошлого года я начала заниматься ремонтом одежды, а также переделкой старых вещей в новые, для друзей и знакомых. Это никогда не было моей работой, я просто с детства любила шить и решила, что этот навык поможет мне, как говорится, не умереть с голоду. В тот момент это стало основным источником доходов. Позднее, уже накануне карантина, я получила контракт копирайтера с частичной занятостью. Это существенно облегчило жизнь. 

Моя работа по контракту за время пандемии никак не пострадала. А личный бизнес даже стал расти. Отчасти потому, что я приобретала всё большую известность среди экспатской среды нашего городка, отчасти потому, что все местные сервисы были закрыты. Также появился высокий спрос на маски, потому что ношение масок в общественных местах стало обязательным. Я освоила несколько моделей и в итоге перешла в премиум-сегмент, стала шить качественные маски из натурального шелка и продвигать их через свои социальные сети. Также хорошо сработало сарафанное радио. В итоге к окончанию карантина я приобрела десятки новых клиентов и мой доход от шитья вырос почти в три раза. 

Привычки мои никак не изменились, но дышать стало существенно легче. В части личных финансов я приверженец разумных трат. Я контролирую свои финансы и придерживаюсь принципа: сначала заработай, потом потрать. Я никогда не пользовалась кредитами, не зависела от одного источника дохода и стремилась сформировать подушку безопасности

Помощь от государства была выражена в том, что на период карантина все иностранцы, чей процесс получения ВНЖ еще не завершен, были приравнены к гражданам Португалии. Таким образом, я могла получить любую медицинскую помощь наравне с гражданами. Благо, это не потребовалось. Правительство Португалии быстро отреагировало и ввело довольно жесткий карантин. Все друзья и знакомые живы и здоровы.

Моя работа зависит от количества клиентов и их потребностей. Люди стараются сохранить любимые и удобные вещи и не покупать новое сверх меры. Это отличительная черта европейцев – борьба с избыточным потреблением, стремление продлить жизнь старых вещей. Я просто реагирую на этот спрос. Хороший ремесленник никогда не останется без работы.

Илья

Я независимый финансовый консультант, президент консалтинговой компании LPG Ru. Зарабатываю я на финансовом консалтинге – консультирую клиентов по вопросам инвестирования, помогаю им сохранить и разумно приумножить деньги, в том числе во время кризиса.

Мой доход во время карантина увеличился примерно в 1,5 раза. Дело в том, что в этот период у нас выросло число заявок примерно в 2 раза. В такой экстремальной ситуации люди начинают понимать, что старые способы управления личными финансами не работают. Для них становится это очевидно, и люди ищут специалистов и экспертов, которые помогут им решить их финансовые задачи, то есть распорядиться деньгами так, чтобы их и сохранить, и разумно приумножить.

За время самоизоляции, безусловно, снизились затраты на рестораны, кафе, частично на досуг и развлечения. В докарантинное время в будни дни я обычно проводил встречи в центре Москвы в заведениях, отсюда небольшие, но постоянные траты, которые накапливались. Сейчас нет оффлайн встреч, и этой статьи расходов практически нет. При этом немного увеличились расходы на бензин, поскольку езжу больше.

В моей отрасли доходы будут только расти, однозначно. Они исторически растут каждый год, в периоды кризисов наблюдается настоящий всплеск –  в яндексе число запросов «куда инвестировать деньги» увеличилось в 1,5-2 раза. Об этом говорят даже российские СМИ, которые об этом редко пишут вообще. Американские и европейские СМИ пишут об этом открыто, что профессия финансовый консультант в ближайшие 10-20 лет будет одной из самых востребованных. В России тем более – ведь этот рынок в нашей стране свободен.

Время карантина и кризиса –  это время поиска новых возможностей, и текущие реалии это подтверждают. Люди начинают задумываться и понимать, что старые методы и способы уже не работают. Если раньше люди не понимали, зачем им финансовая подушка, зачем им откладывать деньги, то теперь они точно поняли зачем. Это приводит к тому, что люди в России приходят к осознанному потреблению, к необходимости сохранять и приумножать свои сбережения.

Так что с точки зрения личных финансов такие кризисы –  это стресс-тест, который открывает новые возможности. Да, кто-то теряет деньги, но в целом ситуация эта на благо людям, то есть плюсов больше, чем минусов.

Григорий

Я работаю психологом, у меня штат специалистов. Все мы работаем лично с пациентами, никаких онлайн консультаций не проводили и не планировали. Я считаю, что в работе психолога, очень важно личное непосредственное общение с клиентом. В любом случае – поток клиентов был хороший, так что ни я, ни команда даже не задумывались об введении онлайн консультаций.

Однако с вводом ограничений наши доходы упали практически на 80%. У части людей значительно сократился заработок, и им сложно выделить средства на работу со специалистом. При этом потребность в психологической консультации возросла многократно: в режиме самоизоляции значительно увеличилось количество неврозов и тревожных расстройств. Такое резкое изменение привычного образа жизни, изменения доходов и сокращение социальных контактов – сильнейший стресс для человеческой психики.

Мы не стали просто ждать снятия ограничений и все-таки ввели возможность консультаций в режиме онлайн. Также мы с командой обсуждаем возможность разработки приложения. Пандемия натолкнула на мысль о том, как важно, чтобы каждый человек мог получить качественную психологическую помощь, в том числе и бесплатную –  для определённых категорий граждан.

Напишите что-нибудь и нажмите Enter