МТС-Банк, «Европлан», МФК «Займер» – новые компании выходят на Московскую биржу одна за другой. Второй год подряд российский рынок капитала фиксирует значительное число публичных размещений акций – IPO, и пока этот тренд только набирает силу.

7 июня
Евгения Обухова

О намерении или желании выйти на биржу заявили производитель и продавец ювелирной продукции Sokolov, сеть ювелирных магазинов Sunlight, агрохолдинг «Степь», сеть отелей Cosmos Hotel, сеть клиник «Медси», фармацевтическая компания «Биннофарм Групп», производитель лекарств «Озон фармацевтика», лизинговые компании «РЕСО-лизинг» и «АРЕНЗА-Про», краудлендинговая платформа Jetland, производитель систем хранения данных (бренд Yadro) и систем в области кибербезопасности ИКС Холдинг и другие. 

Таким образом, общее число новых эмитентов в этом году может вырасти примерно на два десятка. Это более чем в два раза превышает показатель 2023 года, когда на рынке акций появилось семь новичков (Совкомбанк, ЮГК, Henderson, «Астра» и другие), и показатель 2021 года, когда число размещений составило 8. В 2022 году IPO было лишь одно.

«По итогам 2024 года я ожидаю 20 IPO в России, – говорит Леонид Делицын, аналитик ФГ «Финам». – В то же время на зарубежных биржах пройдут сотни IPO, но многие из них – очень маленькие».

 «То количество IPO, которое анонсирует биржа, – до 40 в этом году – это слишком оптимистично, но несколько десятков размещений мы вполне можем увидеть, – уверен Олег Абелев, руководитель аналитического отдела ИК «Риком-Траст». – Если одна только АФК «Система» большинство своих дочерних структур будет размещать, то это уже как минимум 5–6 размещений вдобавок к тем 6, что уже в этом году состоялись. То есть около 20–25 размещений».

Динамика IPO на российском рынке отличается резкими взлетами и падениями. Напомним, что предыдущий бум IPO наблюдался почти 20 лет назад, в 2005–2007 годах. Тогда за три года публичными стали более 60 компаний, при этом по большей части это были крупнейшие отраслевые игроки, а размещения проводились одновременно на российской и западной – преимущественно Лондонской – биржах, причем предпочтение и большая часть аллокации акций отдавались иностранным инвесторам. Тогда же прошло три знаковых «народных» IPO – «Роснефти», Сбербанка и ВТБ, в ходе которых акционерами этих компаний стало большое число физлиц. 

После кризиса 2008 года число IPO резко сократилось, и все последующие годы не доходило и до 10 в год, порой ограничиваясь 1–2. Более того, многие компании взяли курс на делистинг, в результате чего количество эмитентов акций на Мосбирже постоянно сжималось.

Компании приводили множество причин своего нежелания становиться публичными: и дороговизна процедуры, и сложность постоянной отчетности в качестве публичного АО и общения с инвесторами, и опасения пускать кого-то в капитал. 

Но сейчас ситуация кардинально поменялась, так что мы фиксируем настоящий бум IPO, как в 2005–2007 годах. Правда, сегодняшняя ситуация похожа на ту разве что самим числом размещений. Все остальное – эмитенты, инвесторы, мотивация компаний и даже размер размещений – полностью изменилось.

Новая эра

Предпосылки для нынешнего бума размещений были заложены еще в 2019–2021 годах, когда на биржу хлынул поток частных инвесторов и за короткое время число обладателей брокерских счетов выросло кратно. К концу 2021 года число уникальных клиентов на Мосбирже вплотную приблизилось к 17 млн человек, а в 2024 году достигло 30 млн.

Разнообразия эмитентов и отраслей на Мосбирже было недостаточно, и до 2022 года многие инвесторы распределяли свои капиталы между российскими и иностранными ценными бумагами. Но в 2022 году это стало если не невозможным, то точно сопряженным с серьезными рисками. 

Одновременно блокировка и уход иностранных инвесторов привели к тому, что физлица в одночасье стали доминирующей силой на рынке акций Мосбиржи, а также доминирующей силой в размещениях. До 80% капитала в ходе IPO компании теперь привлекают именно от небольших инвесторов. Конечно, постепенно восстанавливают свою роль институционалы, но довольно медленно. Заведующий лабораторией анализа институтов и финансовых рынков Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Александр Абрамов говорит: что касается участвующих в IPO институциональных инвесторов, то это негосударственные пенсионные фонды (НПФ), ПИФы (правда, они участвуют не особенно активно) и брокерские и инвестиционные компании, которые принимают участие за счет собственных средств.

«Мы активно работаем над привлечением частных инвестиционных фондов. Вместе с тем хотели бы видеть участие управляющих паевыми и пенсионными фондами, для чего требуются регуляторные изменения», – говорит Владимир Овчаров, директор рынка акций Московской биржи.

Вскоре регулирование НПФ будет несколько ослаблено, чтобы они могли активнее участвовать в IPO. Но главной силой по-прежнему остаются частные инвесторы, и это надолго.

Такая ситуация полностью изменила и ожидания компаний от размещений, и работу с инвесторами, и даже сам состав будущих эмитентов и объем привлечений. 

«Сейчас компании могут позволить себе привлекать не такие большие суммы, как это было раньше, – говорит Олег Абелев. – Если раньше даже речи не могло быть о том, чтобы компания могла привлечь меньше миллиарда долларов, – это просто неинтересно было для крупных фондов и инвестбанков, то сегодня компании вполне могут привлекать несколько миллиардов рублей или несколько десятков миллиардов рублей, и это вполне нормальная практика. Я думаю, тот факт, что на рынке доминируют частные инвесторы, снижает объем средств, которые компании могут привлечь. И, естественно, теперь все больше компаний начинает задумываться об IPO как об инструменте привлечения капитала». 

В самом деле, объем привлечения в ходе IPO Совкомбанка составил 11,5 млрд рублей, Henderson – 3,8 млрд рублей, Южуралзолота (ЮГК) – 7 млрд рублей. При почти одинаковом числе размещений в 2021 и 2023 годах (8 в 2021-м и 7 в 2023-м) совокупный объем привлеченных средств в 2021 году составил 300 млрд рублей (в основном за счет трех размещений – ЦИАН, СПБ Биржи и ЕМС), а в 2023-м не дотянул и до 50 млрд рублей.

Что касается мотивации для компаний выходить на IPO, то Леонид Делицын объясняет, что эта мотивация может быть совершенно разной. 

Самая простая мотивация – привлечь капитал, в то время как ставки на долговом рынке приблизились к 20% годовых. По словам Леонида Делицына, недоступность долгового финансирования – важный фактор. «К примеру, в США IPO обычно проводят новые компании и компании, специализирующиеся на высоких технологиях, которым кредиты вообще не выдают ни по какой ставке. Этим компаниям требуются сотни миллионов долларов, а риски очень высоки», – приводит он пример. 

Другая важная причина провести IPO – получить высокую рыночную оценку стоимости бизнеса и продать часть этого бизнеса по этой высокой оценке, продолжает аналитик «Финама». «Очень часто и основатели компании, и ее инвесторы не собираются оставаться в одном и том же бизнесе всю жизнь. У них много идей. В технологическом секторе так называемые серийные предприниматели часто ведут много проектов сразу, – рассуждает Делицын. – А уж венчурные инвесторы и подавно обычно вкладывают в проект, который заранее знают, когда и кому продадут. И особенно перспективные проекты они обычно надеются продать именно массовому инвестору на фондовом рынке посредством IPO, и как можно дороже. Помимо прочего, высокая оценка фондовым рынком защищает перспективную молодую компанию от недружественного поглощения. Еще одна причина – освещение в СМИ, всеобщий интерес, новый статус значительного игрока на рынке».

Действительно, ориентация на широкий круг розничных инвесторов заставляет эмитентов совершенно иначе проводить подготовку к размещению. Теперь такая подготовка включает масштабную рекламную кампанию, активное общение с инвесторами и аналитиками, интервью первых лиц компании и даже отраслевые конференции. 

«Эмитенты понимают, что, когда на рынке доминирует частный инвестор – а сейчас именно такая ситуация, в отличие от того, что было до 2022 года, – степень открытости и публичности, завоевания доверия частного инвестора – это вопрос чуть ли не первостепенной важности, – говорит Олег Абелев. – Сегодня, когда компания делает IPO или выходит на публичный долговой рынок, порой даже важнее ее информационная политика, ее поведение в общественном пространстве и взаимоотношения с инвестсообществом, чем финансовые метрики, как бы странно это ни звучало». 

В то же время новые эмитенты ответственно относятся и к поведению акций после IPO – в частности, ряд компаний вводит отдельные номинации в конкурсе Мосбиржи «Лучший частный инвестор», награждая инвесторов, которые активнее всего торгуют их акциями.

До IPO

Активное развитие IPO естественным образом подталкивает и развитие сегмента Pre-IPO – этапа привлечения инвестиций для компаний, которые собираются выйти на публичный рынок капитала в будущем.

Pre-IPO предполагает инвестиции за несколько месяцев или пару лет до выхода компании на биржу в расчете на то, что оценка этой компании в ходе размещения окажется значительно выше, чем на момент Pre-IPO. 

Возможности для такого рода инвестиций на российском рынке были и раньше – к примеру, в рамках закрытых размещений, привлечения капитала среди узкого круга лиц. В том числе существовали специализированные ЗПИФы для частных инвесторов. Теперь с ростом числа IPO для все большего числа инвесторов становится привлекателен такой формат.

Знаковым событием стал анонс Мосбиржей специальной платформы внебиржевого привлечения капитала для компаний, желающих привлечь 200 млн – 1 млрд рублей, с тем чтобы выйти в дальнейшем на IPO. Платформа будет доступна квалифицированным инвесторам. 

«Мы фиксируем значительный интерес эмитентов к сделкам pre-IPO несмотря на то, что продукт анонсирован не так давно, – рассказывает Владимир Овчаров. – Мы убеждены, что данный продукт будет пользоваться спросом среди квалифицированных инвесторов – будет тщательно отбирать компании. Инвесторы должны получать качественные истории с высоким потенциалом развития». На Мосбирже говорят, что на новой платформе эмитент сможет организовать сделку в максимально сжатые сроки и, самое главное, с минимальным уровнем риска. Важно, что после размещения каждый эмитент получит возможность организации вторичного обращения акций буквально на следующий день после сделки. Наличие вторичной ликвидности в значительной степени снижает риски долгосрочного удержания актива в портфелях фондов, что положительно будет влиять на сбор книги заявок, так как фонды смогут аллоцировать больший объем капитала в такого рода сделки, резюмирует Овчаров.

Александр Абрамов объясняет, что стадия Pre-IPO нужна компаниям и предпринимателям, чтобы понять требования рынка, пообщаться с инвесторами и решить, какой именно способ финансирования выбрать: акции, облигации или прямое финансирование (в ходе такого общения, кстати, часто находится крупный инвестор). «Для биржи это хорошее маркетинговое решение, которое может поощрить компании, находящиеся в раздумье, стоит ли им становиться публичными», – добавляет эксперт.

Залог успеха

По большей части IPO сейчас проходят весьма успешно для компаний: частные инвесторы не только составляют главную движущую силу рынка акций, они еще и очень активны и с энтузиазмом встречают новых эмитентов. Один пример: книга заявок в рамках IPO МТС Банка была переподписана в два раза в первые три часа после ее открытия. Соответственно, заявки инвесторов удовлетворялись лишь частично. 

В чем причина такого энтузиазма? Во-первых, в той самой грамотной маркетинговой работе самих компаний, стремящихся на биржу. Во-вторых, вход во время IPO ассоциируется с дальнейшим ростом и бизнеса (ведь в компанию поступил новый капитал), и капитализации. Многие новые эмитенты, отвечая на ожидания рынка, сразу же готовы платить дивиденды: так, совет директоров МФК «Займер» незадолго до IPO утвердил дивидендную политику, согласно которой размер выплат составит от 50% чистой прибыли; дивидендная политика Совкомбанка предусматривает направление на дивиденды от 25 до 50% чистой прибыли по МСФО.

В-третьих, несмотря на широкий круг розничных инвесторов, значительный капитал сосредоточен на счетах относительно небольшого количества из них – это состоятельные квалифицированные инвесторы, которые, как правило, хорошо знакомы с работой таких отраслей, как финансы или IT – и в значительной степени компании именно из этих отраслей сейчас приходят на биржу. Они выигрывают от высоких ставок и от быстрого развития отечественных IT-систем, активно заменяющих западные аналоги, и инвесторы делают ставку на будущий рост этих отраслей и конкретных эмитентов. 

Наконец, свою лепту, безусловно, вносит быстрый рост российской экономики (3,6% в 2023 году и ожидаемые 3,6% в 2024 году), активный рост доходов населения, бурное импортозамещение и уход с рынка прежних игроков, открывающий новые ниши отечественным компаниям. Общий экономический оптимизм находит свое отражение в поведении инвесторов и эмитентов. 

По итогам бума IPO 2023–2024 годов мы можем получить значительное количество новых эмитентов, в том числе из отраслей, до сих пор не представленных на бирже. Инвесторы смогут диверсифицировать свои портфели, а сам рынок станет более сбалансированным. При этом доля десятка крупнейших компаний в его капитализации сократится. 

теги:
Поделиться:
Напишите что-нибудь и нажмите Enter