Сегодня банковская система КНР является одной из крупнейших в мире. Она формировалась в очень непростых условиях, а корни нынешнего успеха уходят в далекое прошлое.

11 сентября 2023
Ирина Львова

Из торговцев и менял – в банкиры

Предтечами финансовых институтов в императорском Китае были небольшие конторы, рассчитанные, как правило, на обслуживание родственников и знакомых. Перечень их услуг часто ограничивался приемом ценностей на хранение (за небольшую мзду), выдачей займов и приемом депозитов. По такой модели работали, например, счетные дома, или «дома вкладов» (гуйфаны), в VII–IX веках.  

Традиционное банковское дело возникло в Китае вместе с появлением первых местных независимых банков – Цяньчжуан и Пяохао. 

Цяньчжуан – это локальные коммерческие банки, выросшие из меняльных контор. Они действовали со времен династии Мин (1368–1644 годы), однако наибольшего расцвета достигли во второй половине XIX века, наладив сотрудничество с иностранными банками и выполняя посреднические функции при кредитовании китайских торговцев.  

В середине правления династии Цин (1644–1912 годы) в Поднебесной возникла Пяохао – частная финансовая система для перевода денег между регионами и за границу. Организовали ее купцы из провинции Шаньси, стремясь сделать расчеты с клиентами более комфортными. Вскоре Пяохао (или банки Шаньси, как их называли иностранцы) заняла доминирующее положение среди всех финансовых институтов, действовавших в Китае. И это вполне закономерно: владельцы банков Шаньси быстро поняли, какие выгоды можно извлечь из предприятия, если не ограничиваться одними лишь переводами, и первыми в стране предложили клиентам весь доступный в то время спектр банковских услуг. 

Цяньчжуаны в Китае исчезли вместе с падением династии Цин. Последние банки Шаньси были национализированы в начале 1950-х годов. 

По заморским правилам 

На протяжении столетий Китай предпочитал развиваться обособленно, проводя политику изоляционизма. Однако в середине XIX века страна оказалась на грани финансового краха: императорская казна нуждалась в деньгах для выплаты контрибуции Великобритании, а взять их было неоткуда, кроме как из-за границы. И цинские власти решили впустить в страну иностранных банкиров. 

Дважды никого приглашать не пришлось: в Поднебесную устремились финансисты из Британии, США, Германии, Франции, Японии. Они же вскоре стали диктовать правила игры, поскольку резервы местных игроков были слишком малы для конкуренции на равных. В конце XIX века в Китае функционировало 45 отделений девяти зарубежных банков. Финансовая экспансия, конечно, способствовала развитию китайской экономики, попутно приучая китайцев к западным стандартам банковской практики, но в перспективе ничего хорошего стране не сулила.  

Для того чтобы преодолеть иностранное засилье в банковском секторе, китайские власти начали создавать банки с частичным или полностью государственным участием. Так, в 1897 году распахнул двери Императорский банк Китая (впоследствии – Коммерческий банк Китая), в 1905 году открылся банк Hu Bu, известный ныне как Банк Китая (Bank of China) – один из гигантов глобального финансового рынка, в 1908 году первых клиентов обслужил Банк коммуникаций (Bank of Communications).

Однако эти попытки не привели к желанному результату: к середине 1920-х годов иностранные банки обслуживали около 60% всех вкладов и контролировали около трех четвертей банковского капитала.  

После объединения Китая в 1928 году правительство Чан Кайши вновь вернулось к идее формирования системы национальных банков, предприняв меры для образования предельно централизованной финансовой системы. К 1936 году под контролем Гоминьдана оказалось четыре банка – Центральный банк Китая (Central Bank of China), Банк Китая (Bank of China), Банк коммуникаций и Крестьянский банк Китая (Farmer bank of China). На долю «Большой четверки» приходилось около 60% активов и вкладов всех банков Поднебесной. В свете новых законов, лишающих их большинства привилегий, иностранные банкиры задумались о сворачивании своей деятельности.  

«Специфические» реформы

Основанная в 1949 году Китайская Народная Республика взяла за образец развития модель советской плановой экономики. 

Судьба частных банковских учреждений, особенно некрупных, оказалась незавидна – их национализировали, поглощали или распускали. Взамен власти КНР открывали специализированные банки, ориентированные на кредитование определенных секторов народного хозяйства. Так, целевой аудиторией Сельскохозяйственного банка Китая (Agricultural Bank of China) стали фермеры и колхозы, Народный строительный банк Китая (People’s Construction Bank of China) и Китайский строительный банк (China Construction Bank) финансировали строительство, а один из уцелевших «старичков», Банк Китая, сконцентрировался на внешней торговле.   

На вершине пирамиды оказался Народный банк Китая (НБК, People’s Bank of China), созданный по аналогии с Центральным банком СССР и исполнявший функции китайского ЦБ. Все остальные денежно-кредитные учреждения считались либо подразделениями НБК, либо его агентствами и не могли, например, принимать депозиты. 

Впрочем, при Мао Цзэдуне простым китайцам было не до финансовых операций. В 1978 году, когда к руководству страной пришел политик-рыночник Дэн Сяопин, 70% населения КНР находилось за чертой бедности, а ВВП на душу населения составлял 152 доллара. Для сравнения, в США в том же году он был равен 10 054 долларам.  

Дэн Сяопин провозгласил строительство «социализма с китайской спецификой», провел модернизацию экономики, реформируя прежде всего четыре сферы – сельскохозяйственную, промышленную, военную и научную, осторожно привнес элементы либерализации в политику и заметно улучшил отношения с Западом. Так, в 1980 году КНР возобновила членство в МВФ и присоединилась к Всемирному банку.  

Реорганизации подверглась и финансовая сфера. В первой половине 1980-х годов правительство Китая еще больше усилило роль НБК. Подчинялся он, как и прежде, Госсовету КНР, но с 1983 года больше не кредитовал народное хозяйство, а сосредоточился на регулировании денежно-кредитной политики. Коммерческие функции Народного банка Китая перешли к «Большой четверке» банков, в которую вошли Промышленно-торговый банк Китая (Industrial and Commercial Bank of China), Сельскохозяйственный банк Китая, Китайский строительный банк и Банк Китая.

В 1994 году в Поднебесной учредили политические банки – Государственный банк развития Китая (China Development Bank), Банк развития сельского хозяйства Китая (Agricultural Development Bank of China) и Экспортно-импортный банк Китая (The Export-Import Bank of China). Все три учреждения создавались под решение государственных задач – для финансирования стратегических строек и кредитования госпредприятий.  

Коммерческие банки к участию в банковской системе допустили со второй половины 1980-х годов. 

В 2002 году китайские власти заявили, что в рамках очередного этапа реформ собираются реорганизовать «Большую четверку», превратив путем акционирования государственные банки в эффективные современные предприятия. В 2021 году «Большая четверка» заняла первые четыре строчки в рейтинге 10 крупнейших банков мира по размеру активов. 

Однако из зоны государственного влияния банки все же не вышли. Ими управляют опосредованно – через назначенцев Компартии в советах директоров, через контроль за финансовыми операциями со стороны НБК. Кроме того, в Сельскохозяйственном банке Китая и в Банке Китая контрольные пакеты акций принадлежат правительству – напрямую или через госинвестфонды. 

Посеешь реформы – пожнешь успех  

Шаги в направлении совершенствования банковского дела КНР предпринимает регулярно. Так, в 2003 году разгрузили Народный банк Китая, оставив в его ведении только монетарную политику и передав функции надзора за банковским сектором специально созданному органу – Комиссии по регулированию банковской деятельности (с 2018 года – Комиссия по регулированию банковской деятельности и страхования Китая).   

В 2015 году в Китае появилось страхование вкладов – сумма страхового покрытия составляет 500 тыс. юаней. Фонд страхования вкладов пополняется благодаря взносам более 4000 банков-участников.  

Вспыхнувшая в начале 1980-х годов дискуссия о том, стоит ли впускать в Китай иностранные финансовые институты, привела к тому, что иностранные банки вновь открыли свои представительства в стране. Однако установленные в отношении них ограничения вкупе с невероятной финансовой мощью национальных банков не оставляют иностранному капиталу шансов на то, чтобы вновь подчинить себе китайский банковский сектор. В 2022 году в Поднебесной действовало более 100 филиалов и более 40 подразделений иностранных банков.

Реформы, проводимые в течение последних четырех десятков лет, привели к невероятному результату: в 2021 году банковская система Китая стала не только крупнейшей на планете (по объему активов и количеству участников), но и самой прибыльной. Объем активов КНР на 2 трлн долларов превысил суммарные активы всех европейских банков, а прибыль китайского банковского сектора до налогообложения составила 400,1 млрд долларов. У США, занявших вторую строчку рейтинга, – 342,7 млрд долларов. 

По сообщению Комиссии по регулированию банковской и страховой деятельности, общий объем активов коммерческих банков в КНР на конец 2022 года составлял 379,4 трлн юаней (около 55,03 трлн долларов), увеличившись в годовом исчислении на 10%.

Однако для Пекина банковский сектор остается главным образом инструментом для выполнения политических задач и механизмом, который помогает обеспечить стабильность на пути реформирования госсектора. Директивы государства по-прежнему остаются важнейшим регулятором финансового сектора. 

Скорее всего, Китай продолжит идти своим, особым путем, на практике нащупывая идеальный баланс между командно-административными принципами и рыночным подходом в сфере экономики и финансов. Но в том, что Китай на этом пути способен еще не раз нас удивить, сомнений нет. 

В погоне за легкими деньгами

В IХ веке в Китае появились первые в истории человечества бумажные деньги. Впрочем, деньгами их можно назвать только условно. По сути, фэй-цянь (в переводе – «летающие деньги») представляли собой долговые обязательства купцов, записанные на бумаге, то есть векселя или сертификаты, и были введены в оборот с целью облегчить торговцам совершение крупных сделок. Причем облегчить в прямом смысле слова, ведь до появления «летающих денег» они вынуждены были возить с собой на дальние расстояния десятки, а то и сотни килограммов металлических монет бан лян (другой перевод: пан-лян).  

Гарантами по «фэйцяневым» сделкам выступали дацзяны (подворья столичных властей в провинциях). Процесс выглядел так: купец отдавал дацзяну связки монет, получая на руки бумажный сертификат, добирался до другой провинции, предъявлял вексель представителям тамошнего подворья и получал назад свой «металл». Правда, за вычетом небольшого процента, который государство взимало за оказанную услугу. 

Позже власти также перешли на «летающие деньги», учредив выпуск банкнот определенного номинала. В XIV веке основной денежной единицей в Китае стал серебряный слиток лян, вытеснивший из оборота фэй-цянь. 

С 2006 года Китай занимает первое место в мире по объему золотовалютных резервов. На конец декабря 2022 года резервы Поднебесной составляли 3,31 трлн долларов. 

теги:
Поделиться:
Напишите что-нибудь и нажмите Enter