Главной экспертно-аналитической площадкой, координирующей работу по внедрению и развитию ИИ-технологий в России, является Национальный центр развития искусственного интеллекта при правительстве РФ (НЦРИИ). О том, как центр содействует поиску ИИ-решений для бизнеса, науки и государства, в каких отраслях российской экономики наиболее активно внедряют искусственный интеллект и планируется ли ограничить применение нейросетей в образовании, рассказал директор НЦРИИ Сергей Наквасин.

31 декабря 2023
Дарья Климова

Вы возглавляете правительственный экспертный центр, который содействует внедрению и развитию искусственного интеллекта в отраслях экономики и госсекторе. Как бы вы охарактеризовали современное состояние ИИ в России? 

В 2019 году президентом России был утвержден один из основополагающих документов в части развития искусственного интеллекта – Национальная стратегия развития искусственного интеллекта на период до 2030 года. Главным результатом ее реализации на сегодня стало формирование научно-образовательного фундамента, появление отечественных разработок, а также создание собственной инфраструктуры.  Ключевая задача актуального этапа – повсеместное внедрение ИИ-технологий в отраслях экономики и госсекторе. Уже сейчас эксперты отмечают, что эффект от использования ИИ-технологий составляет 400 млрд рублей, а в 2025 году он может достигнуть 1 трлн рублей.

Если говорить в целом, то Россия занимает хорошие позиции в глобальной технологической гонке. У нас уже появился собственный рынок ИИ-решений. В стране насчитывается более тысячи ИИ-разработчиков. Мы входим в пятерку стран с собственными фундаментальными моделями ИИ и в десятку стран по совокупной максимальной мощности суперкомпьютеров. Большой вклад в это внесли наши технологические лидеры – «Яндекс» и «Сбер», а также компании – участники Альянса в сфере искусственного интеллекта, который сейчас объединяет 11 крупнейших российских организаций. 

Какую роль, на ваш взгляд, должно играть в развитии ИИ государство?

Развитию ИИ-технологий в нашей стране уделяется особое внимание. Во-первых, сейчас актуализируется национальная стратегия развития искусственного интеллекта, которая поможет ответить на ключевые вызовы, в частности, по запуску вычислительных мощностей, развитию научной школы и подготовке кадров, увеличению темпов внедрения ИИ в отраслях экономики и госсекторе. 

Во-вторых, для эффективной реализации национальной стратегии действует федеральный проект «Искусственный интеллект», который охватывает сразу несколько направлений. Это и поддержка разработки, внедрения ИИ-решений, и развитие научно-образовательной деятельности в области искусственного интеллекта, развитие действенного нормативного и этического регулирования. 

Отмечу, что за три года реализации федерального проекта более 800 компаний – разработчиков ИИ-решений и открытых библиотек получили грантовую поддержку и прошли акселерацию. Шесть исследовательских центров получили поддержку на развитие прикладных ИИ-решений. Более 8 тыс. студентов поступили на профильные бакалаврские и магистерские программы.

Готова ли российская экономика к изменениям, связанным с активным внедрением ИИ?  В каких отраслях уже активно используются новые технологии? Можем ли мы увидеть в ближайшие годы массовое использование нейросетей в стратегических отраслях, таких как ОПК и ТЭК?

В этом году мы провели масштабное исследование готовности приоритетных отраслей экономики к внедрению ИИ. По итогам определили, что текущий средний уровень внедрения в приоритетных отраслях составляет более 30%. Что немаловажно, по сравнению с 2021 годом он вырос в полтора раза. Лидирующими сферами по уровню готовности к внедрению стали финансовый сектор, сфера ИКТ и здравоохранение. При этом практически половина организаций разрабатывает ИИ-решения самостоятельно, а наиболее востребованными технологиями в этом году стали технологии интеллектуальной поддержки принятия решений и компьютерного зрения. 

         В ТЭК уровень внедрения ИИ также вырос. Сейчас более 40% организаций уже используют в своей деятельности искусственный интеллект и примерно столько же планируют внедрять его в ближайшее время. По сектору ОПК в силу специфики данные более закрыты, но отмечу, что он начинает активно разворачиваться в сторону использования гражданских ИИ-технологий и налаживания научно-технологической кооперации, в том числе в рамках совместной работы с исследовательскими центрами в сфере ИИ.  

          Индекс готовности отраслей к внедрению ИИ мы формируем ежегодно с 2021 года. В этом году он рассчитывался по 33 показателям, которые затем были агрегированы в интегральное значение индекса. В рамках исследования мы опросили более 4 тыс. организаций из 18 ключевых отраслей экономики.  В расчет принималась эффективность использования ИИ организациями, уровень зрелости инфраструктуры и работы с данными, обеспеченность финансовыми и кадровыми ресурсами, обеспечение доверия и безопасности при работе с искусственным интеллектом, воздействие регуляторных норм и другие показатели.  

Отмечу, что индекс готовности отраслей является составной частью общего индекса интеллектуальной зрелости по внедрению ИИ, который разрабатывается по поручению президента и включает  оценку уровня зрелости федеральных и региональных органов власти, а также органов местного самоуправления.   

Работа над отчетом сейчас завершается, планируем в ближайшее время опубликовать результаты исследования.

В российском обществе распространено мнение, что, помимо очевидных плюсов, у нейросетей есть существенные недостатки. В первую очередь это негативное влияние на образование. Не разучатся ли наши школьники самостоятельно писать сочинения?

Нашумевшей историей в этом году стала защита студентом одного из российских вузов выпускной квалификационной работы, написанной с помощью нейросети. Общественная дискуссия о том, нужно ли запрещать использование таких сервисов в школах и университетах и возможна ли их интеграция в образовательный процесс, продолжается. Ряд зарубежных образовательных учреждений ограничили их применение, а в Китае, например, ввели обязательную маркировку любых цифровых продуктов, созданных искусственным интеллектом. 

В России мы двигаемся по пути гибридного регулирования, когда наравне с нормативным регулированием учитываются этические моменты. У нас принят Кодекс этики в сфере ИИ, к которому уже присоединились более 330 российских и зарубежных компаний и органов власти. А также с прошлого года действует Комиссия по реализации кодекса, которая как раз оценивает возможные риски социально-гуманитарного характера и отбирает наиболее эффективные практики использования ИИ по различным направлениям. 

В связи с этим возникает вопрос: как нейросети могут повлиять на рынок труда в ближайшем будущем?  Какие специалисты будут востребованы в связи с повсеместным внедрением ИИ? 

По оценкам Всемирного банка, в ближайшие пять лет ИИ заменит почти четверть рабочих мест в мире. Значительное влияние технологии окажут не на уменьшение рабочих мест, а на их специфику. Безусловно, в отдельных сферах внедрение нейросетей может достаточно серьезно повлиять на рынок труда, например, рутинная и канцелярская работа будут в значительной степени автоматизированы. Однако это не означает, что россиян ждет массовая безработица. 

Значительная часть новых профессий будет формироваться в области разработки и поддержки ИИ-технологий, по предварительным оценкам, потребность российского рынка в ИИ-специалистах составляет порядка 40 тыс. человек! В свою очередь, для людей гуманитарных профессий открывается новая ниша, связанная с обучением генеративных моделей, разработкой этических норм в сфере искусственного интеллекта. 

В рамках федерального проекта действует целый комплекс мер по развитию кадров: от программ высшего образования и хакатонов по ИИ до программ дополнительной профессиональной подготовки. Около 15% выпускников вузов устраиваются в крупные компании, такие как «Яндекс» или «Сбер». Причем на стартовой позиции они зарабатывают в два раза больше, чем в среднем по стране.   

«Хакатон» – слово, образованное от английских слов hack и marathon,  дословный перевод  – «марафон для хакеров». Это соревнование, в котором командам нужно за определенный период времени разработать прототип IT-продукта, «взломать» программу или придумать защиту от кибермошенников. Самый значимый международный хакатон в России – Moscow Hacking week, в рамках которого хакеры участвуют во взломе виртуальных систем несуществующего государства, обмениваются опытом, обсуждают самые актуальные темы, связанные с кибербезопасностью.

Какие изменения в обществе, экономике могут произойти из-за развития нейросетей, есть ли какие-то общие тренды развития ИИ?

Во-первых, благодаря повсеместному внедрению новые ИИ-решения станут дешевле и будут доступны большинству. При этом развитие генеративных моделей существенно «сдвинуло влево» сроки появления и качество новых технологических разработок.  

Во-вторых, будет расти уровень доверия к ИИ, так как приоритетами для государства и бизнеса становятся безопасность пользователя и этика. Поэтому мы будем наблюдать постепенный переход сервисов к большей человекоцентричности и персонализации.

В-третьих, будут развиваться различные подходы к регулированию этой отрасли. Уже сейчас решаются вопросы разграничения ответственности разработчика и пользователя ИИ-решений, регулирования порядка работы с данными, развития экспериментальных правовых режимов в сфере ИИ. 

Что вы думаете о конкуренции между российскими и зарубежными компаниями в области развития искусственного интеллекта? 

Сейчас в мире наблюдается высокая конкуренция команд разработчиков и исследователей в сфере ИИ.  Глобальные игроки, например Google, Amazon, Microsoft, запускают новые решения и конкурируют за кадры. 

У нас также существуют яркие аналоги зарубежных решений, например GigaChat от «Сбера» или YandexGPT от «Яндекса». Но вся экосистема российских разработчиков не ограничивается только ими. В прошлом году мы запустили аналитическую систему «ИИ-Радар», которая аккумулирует информацию о ключевых разработчиках и их продуктах. На сегодняшний день в системе числится более 2 тыс. решений. 

При этом разработки российских компаний востребованы и за рубежом. Например, российский разработчик систем распознавания объектов VisionLabs в начале года вышел на индийский рынок, а биометрические платформы Центра речевых технологий применяются в ОАЭ, Саудовской Аравии, Катаре, Египте и других странах. Кроме того, в рамках прошедшей международной конференции AI Journey эти компании подписали декларацию об ответственном экспорте ИИ-технологий и программного обеспечения на их основе. 

теги:
Поделиться:
Напишите что-нибудь и нажмите Enter