Источник человеческой свободы — частная собственность, утверждал лауреат Нобелевской премии по экономике 1976 года Милтон Фридман. Его идеи стояли за приватизацией госпредприятий Великобритании, переходом России на плоскую шкалу подоходного налога. Он вернул экономистам интерес к деньгам, а его труды способствовали распространению в мире идеалов рыночной экономики. Рассказываем, какие революционные концепции выдвинул американский ученый и почему его работами зачитывались мировые лидеры.

11 октября
Ксения Абрамова

Сегодня Фридмана называют «самым влиятельным экономистом второй половины XX века», однако среди современников он долгое время слыл радикалом и сумасбродом. Взгляды ученого действительно кардинально отличались от популярной в послевоенное время идеологии этатизма — абсолютизации роли государства в обществе. Госрегулирование экономики яростно отставили как марксисты, так и кейнсианцы — сторонники господствовавшей тогда макроэкономической школы Джона Кейнса, полагавшего, что государство должно всемерно поддерживать “эффективный спрос” и “полную занятость”. 

Сила свободы

Фридман был убежден, что любое вмешательство, будь то государственное регулирование цен, минимальной ставки заработной платы или воинская повинность, снижает уровень экономической свободы и как следствие благосостояния. Об этом он пишет в одном из своих ключевых трудов —  «Капитализм и свобода», впервые опубликованном  в 1962 году.

По его мнению, через экономическую свободу достигается и свобода политическая. Причем первая без второй существовать не может.  Однако Фридман вовсе не был анархистом и не верил в абсолютную свободу, он отводил государству важную функцию — обеспечение функционирования кредитно-денежной системы. Согласно его теории, которую сегодня называют монетаризмом, количество денежной массы в обращении играет определяющую роль в стабилизации и развитии рыночной экономики.

Новый взгляд на инфляцию

Бич экономического роста — инфляцию — он считал следствием опережающего роста количества денег по сравнению с объемом производства.

“Инфляция остановится только тогда, когда количество обращающихся денег будет удерживаться от слишком быстрого роста, и это лечение инфляции будет эффективным независимо от того, предпринимаются другие меры или нет”, — пишет Фридман в работе “Количественная теория денег”.

Основоположник монетаризма отмечает, что подавленная (скрытая) правительством инфляция куда хуже открытой, так как предполагает всестороннее государственное вмешательство, что в результате “разрушает систему свободного предпринимательства, а вместе с этим и политическую свободу”. Этот постулат Фридман иллюстрирует ситуацией в Германии после Первой и Второй мировых войн. По его словам, в первом случае инфляция была открытой, и несмотря на огромные масштабы, объем производств стране не снижался. Более того, Германия одной из немногих стран мир не испытала депрессии в 1920-1921 гг. После Второй мировой войны в Германии подавляли инфляцию и объем производства сократился вполовину. Так называемое германское экономическое чудо, начавшееся в 1948 году, Фридман объясняет устранением контроля над ценами.

Наиболее ожесточенные споры возникают из-за его взглядов относительно финансирования социального сектора. Ученый призывает отменить социальное страхование, государственные пенсионные фонды. По его мнению, регулирование минимальной заработной платы лишь подстегивает безработицу, а программа строительства социального жилья, стартовавшая в США в 1934 году, усугубила положение неимущих.  

В 1970 году Фридман публикует в издании The New York Times эссе под названием «Доктрина Фридмана: социальная ответственность бизнеса заключается в увеличении его прибыли», где утверждает, что у компаний есть ответственность только перед акционерами в части повышения прибыли.

Монетаризм шагает в массы 

Революционные для того времени взгляды ученый отстаивает не только на лекциях в Чикагском университете, научных публикациях, но и в прессе (с 1966 по 1984 год он ведет  регулярную колонку в журнале Newsweek). Кроме того, монетаристы значительно упрочили свои позиции, предсказав период стагфляции — одновременного роста инфляции и безработицы, в который США и другие развитые страны вступили в 1970-х.

Четыре года Фридман был советником 37-го президента США Ричарда Никсона по вопросам экономики. Он сыграл существенную роль в обосновании отказа от золотого стандарта и перехода к плавающим валютным курсам. Его аргументы против военной службы по призыву повлияли на решение Никсона в 1973 году сделать американскую армию контрактной.

Фридман консультировал 40-го президента США Рональда Рейгана и премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер. Веря в концепции Фридмана, “железная леди” сократила дотации оставшимся государственным предприятиям, помощь депрессивным регионам, снизила расходы на социальную сферу. Кроме того, Тэтчер осуществила масштабную приватизацию госпредприятий. 

В разных проявлениях в 1970–1980-е годы монетаристская теория испытывалась в Японии, странах Восточной Европы, Аргентине, и Чили. Фридмана безосновательно обвиняют в симпатиях к чилийскому диктатору Аугусто Пиночету, который провел экономические реформы, предложенные ему учениками Фридмана. 

“Ничего хорошего о политическом режиме Пиночета я сказать не могу. Это были ужасные годы… Базовые принципы военной организации прямо противоположны принципам свободного рынка и свободного общества”,  — вспоминал Фридман.

“Дедушка” российской экономики 

Однако «шоковая терапия» Чили заинтересовала другие страны, в том числе Россию. В начале 1990-х российские реформаторы ездили в Чили перенимать опыт рыночных преобразований. Большое влияние экономические теории Фридмана оказали, в частности, на Егора Гайдара и Анатолия Чубайса.

“По «степени родства» с российскими либералами Фридмана можно назвать “дедушкой” современной российской экономики”,  — писал о Фридмане журналист Андрей Колесников. 

В 1992 года в России был запущен процесс либерализации цен: от госрегулирования были освобождены  90 процентов  розничных и 80 процентов оптовых цен. В итоге пустующие прилавки магазинов наполнились продуктами, цены взлетели “до небес”, выросла безработица, доходы и сбережения граждан обесценились. Ряд аналитиков считают причиной таких последствий бесконтрольную эмиссию и приток рублей, которые продолжали печататься в бывших союзных республиках.

Сегодня российские экономисты и политики особенно гордятся внедрением в 2001 году плоской шкалы подоходного налога, идея которой принадлежит Фридману. “Теперь на российский опыт смотрят и развитые страны. Дело в том, что вопрос администрирования этого налога стоит достаточно остро во всех государствах. Плоская шкала эту проблему снимает”, — отметил Евгений Ясин, научный руководитель университета  Высшая школа экономики. 

До внедрения единой ставки налога на доходы физических лиц в размере 13 процентов в России действовала прогрессивная шкала. Фридман полагал, что  плоская шкала принесет больший налоговый доход, потому что у граждан будет меньше желания скрывать размер дохода.

Сам Фридман, говоря о России, в одном из интервью отметил, что “величайшая проблема России состоит в том, что приватизация земли продвигается крайне медленно, и это при том, что сельскохозяйственные площади — важнейшие ресурсы России”. 

Нобелевский лауреат скончался в 2006 году на 95-м году жизни, оставив после себя более 30 книг, 400 статей и целую научную школу, получившую название “чикагская”. Многие его идеи по сей день вызывают бурную полемику в профессиональном сообществе. Он призывал отменить таможенные пошлины и экспортные ограничения, дотации сельхозпроизводителям, социальное страхование, легализовать марихуану и проституцию.

теги:
Напишите что-нибудь и нажмите Enter