Когда крохотный Сингапур в 1965 году получил независимость, никто не верил, что ему удастся выжить. Однако он не просто выжил, а превратился в процветающую столицу Азиатского региона. Об этом чуде для мирового опыта в своих мемуарах рассказал бывший премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю.

10 ноября
Ольга Фурсова

За время правления Ли Куан Ю (1959–1990 года) – одиного из немногих политиков, кто на протяжении нескольких десятилетий последовательно отстаивал право своей страны идти собственным, «третьим» путем, Сингапур стал страной с лучшим в мире аэропортом, крупнейшей авиалинией, ключевым торговым портом и занял четвертое место в мире по уровню дохода на душу населения. Но как прошел этот путь?

Сингапур был искусственным образованием, расположенный на песчаной полоске суши, лишенный каких-либо природных ресурсов. Созданный англичанами в качестве торгового форпоста, он постепенно стал центральным пунктом их всемирной морской империи. В качестве главной британской военно-морской базы на Дальнем Востоке город не имел ни перспектив, ни стремления обрести статус государства. Тем не менее после Второй мировой войны, с крахом европейского колониального владычества, политическая карта Юго-Восточной Азии изменилась. Постоянные разногласия привели к тому, что 9 августа 1965 года Сингапур обрел независимость как от Англии, так и от Малайзии, частью которой он до этого был. Мировое сообщество не верило, что Сингапур выживет в одиночку.

Ли Куан Ю думал иначе. По его словам, недостаток ресурсов должен был компенсироваться превосходством в интеллекте, дисциплине и изобретательности. Премьер-министр призвал соотечественников сделать то, что они прежде никогда не считали своей обязанностью: сначала очистить свой город, а затем, преодолев исконную вражду к соседям и собственные этнические разногласия (страна была разноязычной), показать пример превосходной совместной работы. «Нашим самым ценным активом стало доверие людей, которое мы заслужили борьбой против коммунистов и малайских экстремистов», – писал премьер-министр.

Первой задачей было признание независимости Сингапура со стороны ООН. Второй – создании армии. Израильтяне помогли в создании военного флота, а новозеландцы обучили экипажи наших быстроходных патрульных судов. А третьей, и самой важной, поднятие собственной экономики, отделенной от малазийских товаров

С 1959 года Сингапур постоянно сталкивался с проблемой безработицы. Все члены правительства знали, что единственным способом выжить было проведение индустриализации. Развитие посреднической торговли в Сингапуре достигло предела, угроза ее упадка стала реальной. Страна по-прежнему находилась в состоянии «конфронтации» с Индонезией, а Малайзия всячески стремилась обойти Сингапур в развитии внешнеэкономических связей. 

Один из предпринимателей, занимавшийся выпуском безалкогольных напитков, предложил развивать туризм – трудоемкий бизнес, который требовал незначительных капиталовложени и давал много рабочих мест: требовались повара, горничные, официанты, уборщики, гиды, водители, производители сувениров. Правительство создало «Агентство по развитию туризма». Это несколько смягчило, но не решило проблему безработицы.

Следом правительство сконцентрировало усилия на создании промышленности. Несмотря на то, что внутренний рынок был очень мал – население составляло всего два миллиона человек, – были введены протекционистские меры для защиты произведенных в Сингапуре автомобилей, холодильников, кондиционеров, радиоприемников, телевизоров и магнитофонов в надежде на то, что в будущем они смогут производить их у себя.

Правительство также поощряло бизнесменов, которые основывали небольшие фабрики по производству растительного масла, косметики, москитных сеток, крема для волос, туалетной бумаги и даже нафталиновых шариков. Получилось привлечь инвесторов из Гонконга и Тайваня, которые построили на территории страны фабрики по производству игрушек, текстиля и одежды. Вскоре норвежская фирма по производству крючков для ловли рыбы «Мастэд» (Musted) основала в Сингапуре фабрику и создала тем самым несколько сот рабочих мест. А за ней пришли и другие.

Потеря доходов от содержания британских баз в Сингапуре в 1971 году была сильным ударом по экономике. Эти доходы составляли 20% ВНП страны. Базы давали работу более чем 30 000 человек напрямую и еще 40 000 – в смежных отраслях.

Ли Куан Ю попросил, чтобы англичане уведомили как можно раньше о тех объектах (например, о военно-морской верфи), которые они больше не планировали использовать, и передали их в управление нового правительсова еще в период, когда они продолжали ими пользоваться. Далее помощь следовало направить на создание рабочих мест путем строительства предприятий.

Правительственный секретарь Хон Суй Сен составил список британских активов, пригодных для использования в гражданских целях. После нескольких лет проб и ошибок, правительство пришло к выводу, что наилучшим выходом стало бы привлечение в Сингапур американских транснациональных корпораций. Когда в 60-х годах на сингапурский рынок пришли предприниматели из Гонконга и Тайваня, они принесли с собой достаточно простые технологии по производству тканей и игрушек. Эти производства были трудоемкими, но не крупномасштабными. Американские корпорации принесли бы с собой высокие технологии, использовавшиеся в крупномасштабных производствах, и создали бы множество рабочих мест.

Постепенно все идеи оформились в рамках двуединой стратегии, направленной на преодоление недостатков существующих действий. Во-первых, Сингапуру следовало выйти за пределы своего региона, как это сделал Израиль.

Во-вторых, была цель сделать из Сингапура оазис первого мира в регионе третьего мира, то есть то, чего не смог добиться Израиль из-за состоянии войны с соседями. Если бы Сингапур смог выйти на уровень принятых в странах первого мира стандартов общественной и личной безопасности, здравоохранения, образования, телекоммуникаций, транспорта и обслуживания, то он стал бы базовым лагерем для предпринимателей и инженеров, менеджеров и других профессионалов, которые собирались заняться бизнесом в Азиатском регионе. Но это означало, что местные должны привыкнуть к другим стандартам обслуживания, жизни и образования, принятых в развитых странах.

Также стране нужны были иностранные инвестиции. И ключевую роль в их привлечении сыграло правительство. Была создана инфраструктура и хорошо спланированные промзоны, предоставлены финансы для развития промышленности, налоговые и экспортные льготы. К концу 1970 года Сингапур выдал 390 сертификатов, предоставляющих инвесторам право на освобождение от налогов сроком на пять и вскоре на десять лет. Сингапур гудел от деловой активности, как улей.

Перелом произошел в октябре 1968 года, после визита делегации компании Texas Instruments. Американцы хотели основать предприятие по производству полупроводников, что в то время считалось высокотехнологичным производством, и обещали начать производство в течение 50 дней после принятия решения. За ними последовала компания National Semiconductor. А вслед и другие компании.

К концу 70-х годов старые проблемы безработицы и нехватки инвестиций остались позади. Перед страной встала задача улучшения качества новых инвестиций, а с ними – повышение образования и квалификации населения.

Успех работы правительства при Ли Куан Ю заключался в планировании и постановке крупных экономических задач на длительный период, в течение которого предполагалось их достичь. А также в регулярном отслеживании изменений ситуации и внесении коррективов.

Ежегодный доход на душу населения в сегодняшнем Сингапуре вырос с менее чем 1000 долларов США в момент обретения страной независимости до почти 30 000 долларов США сегодня. Еще каких-то 55 лет назад это был никому неизветстный Сингапур, а сейчас страна–лидер в области высоких технологий в Юго-Восточной Азии, ее коммерческие ворота и научный центр.

Напишите что-нибудь и нажмите Enter