Сейчас у Pomatti девять фирменных магазинов в Калининграде и ряд точек продаж в других регионах России, а обороты компании за несколько лет увеличились в десятки раз. Начинался бизнес с дистрибуции европейского марципана, но в 2015 году пришли санкции. 

28 мая
Ирина Бризетко
Михал Попов
34-летний владелец компании по производству марципана Pomatti (http://pomatti.ru/)
Развивал бизнес в течение нескольких лет, параллельно работая наёмным сотрудником в «Газпроме».

Путь от дистрибуции к собственному производству

В 2001 году мой отец создал дистрибьюторскую компанию, импортирующую кондитерские изделия немецких фабрик Niederegger, Carstens, Schluckwerder и Schwermer в Калининград. Я в семейный бизнес пришел в 2012-ом: вложил в него деньги, подаренные на свадьбу. Параллельно работал сначала водителем, а потом инженером в филиале «Газпрома» в Калининграде. 

К 2015 году после валютного кризиса культом стало импортозамещение. Мы взвесили все «за» и «против» и решили плюсом к дистрибуции открыть собственное производство. Из «Газпрома» я ушёл, когда мы уже открывали третий магазин.

Мы назвали компанию Pomatti в честь братьев-кондитеров, итальянцев по происхождению, которые в 1809 году открыли первую в Кёнигсберге фабрику по производству марципана: подняли архивы и выяснили, что название фабрики не запатентовано. Получилось, что наш бренд носит итальянскую фамилию, рецепты мы используем немецкие, а производится всё в России. 

Растущий бизнес и наёмная работа

Первое время приходилось совмещать: пять дней в неделю я работал на основной работе, по выходным стоял за кассой начинающегося бизнеса, параллельно занимался оптовым направлением. Первый цех, который у нас появился, был площадью 74 кв.м., второй – уже 130 кв.м. Консультировала нас немецкая компания по производству марципана. И это одна из причин, почему продукция Pomatti – высокого качества. 

Сейчас у нас работает около 80 человек, цех площадью 800 кв.м., восемь магазинов в Калининграде, один в Перми, один – в Санкт-Петербурге, идёт проектирование новой фабрики в индустриальном парке «Храброво» (площадью более 3000 кв.м.), также мы делаем первые шаги в сторону импорта. 

Мы до сих пор не отказалась от сотрудничества с немецкими производителями, и в наших фирменных магазинах продаём как свою продукцию, так и марципан, произведённый на фабриках в Германии. Мы относимся к этому как к конкуренции: у Pomatti нет никаких привилегий на розницу в сети, несмотря на то, что это наш бренд. Тем не менее, по нашим наблюдениям, у нас в магазинах с достаточно большим отрывом лидируют продажи Pomatti.

Сырьё

Мы покупаем средиземноморский миндаль: он самый душистый и качественный. Дороже, чем калифорнийский, но намного ароматнее, и разница по вкусу существенная. Из этого же сорта миндаля делает свою продукцию компания Niederegger. 

У нас не всё сырье импортное. Мы используем российские ингредиенты, например, сахар. Упаковочные материалы мы тоже покупаем в России. За счёт этих факторов цена на нашу продукцию остаётся адекватной.

Продажи

Сейчас мы поставляем марципан по всей России. География обширная: начиная от Петербурга, заканчивая Петропавловском-Камчатским. Есть партнёры в других городах, мы также представлены в «Азбуке вкуса» и «Мираторге». Что касается онлайн-пространства, у нас есть сайт, где можно заказать продукцию с доставкой в любую точку Российской Федерации. 

Конечно, локомотив продаж – это наша фирменная торговая сеть, на её основе всё строилось. И если бы мы начинали производство марципана, не имея хотя бы трёх магазинов, то, возможно, ничего бы не получилось. Марципан – самое любимое европейское лакомство, но его нужно уметь продавать. Особенно у нас, в России, где покупатели часто не знают, что такое марципан: это сыр, булочка? Наша заслуга в том, что мы комплексно взялись за этот продукт, пропагандируем его: в 2017 году открыли музей марципана. 

Музей

Идея открытия музея стала рождаться, когда я увлёкся коллекционированием оборудования для приготовления этого кондитерского изделия: собирал формы, книги, старинные упаковки, точные копии памятников архитектуры из марципана и размещал их в одном из магазинов. Некоторые посетители стали называть его магазин-музей. Когда количество экспонатов переросло площадь магазина, я записался на приём к региональному министру культуры и туризма, сделал небольшую презентацию, сказал, что мы хотим открыть музей, нам денег не надо, мы всё сделаем сами, помогите с местом. И он помог. Так мы открыли свой частный музей марципана в Бранденбургских воротах, которые являются историческим памятником. 

Мы платим аренду на рыночных условиях. Несмотря на то, что у музея бесплатный вход, точка абсолютно самодостаточная. За счёт сарафанного радио музей сам по себе стал «must see». За два года нас посетило более 250 тысяч человек. У нас есть уникальные экспонаты XIX века, начала XX века. И я до сих пор продолжаю их собирать по всему миру. 

Идеология

Мы – за качество. Посмотрите состав: миндаль, сахар, вода, инвертный сахарный сироп, сироп сорбита, алкоголь. Вот в этом фишка. Мы не добавляем консерванты.

Ещё у Pomatti есть суббренд «PLOUDA»: в этой продукции, наряду с миндалём, содержатся измельчённые ядра абрикосовых косточек. Моё личное мнение, исходя из спроса: этот вкус российским людям ближе, чем европейский марципан. Он более терпкий, менее сладкий. Вообще любое пищевое производство – это огромный плацдарм для творчества. Мы постоянно совершенствуем технологию производства, обновляем ассортимент, создаём новые оттенки аромата и вкуса. Я считаю, что перспективы у нас хорошие, но необходимо увеличить производственные площади, поэтому мы реинвестируем те деньги, которые зарабатываем. 

Просчёты

Неудачные опыты были, просто, наверное, мы не делали критических ошибок. Но если бы мы сейчас строили всё с нуля, обладая теми знаниями, которые есть на данный момент, то сэкономили бы достаточно много средств.

Например, вопрос закупки оборудования. Полтора года назад, когда мы поняли, что нам не хватает мощности нашей упаковочной машины, я продавил идею поддержать отечественного производителя. Мы приобрели оборудование за 4 млн. рублей. Итог – полтора года судимся в арбитраже, чтобы вернуть оборудование производителю, потому что оно не работает. Эта ситуация изменила процедуру принятия решений: теперь мы собираемся коллективно и обсуждаем, что и где будем покупать.

Self-made man и семейная поддержка 

Я был типичным дворовым мальчишкой. Учился так себе, потому что много занимался спортом и надеялся, что буду футболистом. Даже первое высшее образование у меня спортивное. Мне повезло с женой – золотая медалистка, умница, красавица. Мы с ней 15 лет вместе, у нас двое детей.  

Когда я работал водителем в «Газпроме», параллельно поступил на юридический факультет. За это я очень благодарен своему начальнику, который отправил меня учиться, разглядев во мне толкового специалиста. В итоге я стал инженером, и эта работа меня многому научила. 

Я из простой семьи, и у отца бизнес шёл на среднем уровне. С самого начала открытия производства мама помогала с первым магазином – работала там, пока я трудился в «Газпроме».  Кроме того, моя большая поддержка – это жена. Она с самого начала поддерживала меня с идеей открытия производства. На тот момент она зарабатывала больше меня, а у меня бизнес поначалу был вялотекущим. Наш бизнес – семейный. Найти человека, которому можно довериться, в этом мире сложно.

Конфликтов из-за бизнеса с семьёй у нас нет: часто разные мнения относительно некой ситуации  помогают найти золотую середину. Ежегодно значительно увеличиваем оборот компании, за последние семь лет выросли в несколько раз. Это кайф – видеть, как сильно мы шагнули вперед.

теги:
Напишите что-нибудь и нажмите Enter